понедельник, 26 октября 2020
Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

Народный репортер

Напишите нам

Кыргызстан / Актуальная темаRSS

Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

19 июня 2020 10:03    Просмотров: 2728

Источник: МК-Азия

Елена Короткова, © News-Asia

18 июня 2020 года исполнилось ровно три месяца, как власти Кыргызстана официально объявили о первых случаях коронавируса на территории республики. Почти все это время республика живет в режиме ЧС, уже пережив режим ЧП в некоторых регионах и столице. И переживая карантин в Бишкеке и ряде других населенных пунктов, окончание которого власти не называют даже приблизительно. Экстремальная ситуация в Кыргызстане, как и в других постсоветских странах, высветила ряд хронически нерешенных проблем. Слабые системы здравоохранения и образования, малую социальную защищенность и большую бедность населения, огромную социальную пропасть между гражданами одной страны, желание властей использовать ограничения ВОЗ в своих целях и усилить цензуру в СМИ и интернете, непобедимое семейное насилие, коррупцию, кумовство… Но за эти месяцы в КР выплыло наружу и еще кое-что, что не выплывало столь явно в других странах-соседях по Центральной Азии и в странах-партнерах по ЕАЭС.

«МК-Азия» выделил три «особые приметы» политического поля республики, для которых эпидемия стала реактивом, максимально и наглядно продемонстрировавшим их всему миру.

«Невкусная» элита

Коронавирус показал, что кыргызские депутаты, министры и чиновники разного ранга еще более далеки от населения в кризисный период, чем их коллеги в других странах Центральной Азии и в ЕАЭС. Как истинные, так, возможно, и мнимые случаи инфицирования коронавирусом для того, чтобы показать близость к народу и его проблемам среди представителей высших эшелонов власти уже зафиксированы во всех странах ЕАЭС и ЦА (в Казахстане COVID-19 найден даже у экс-президента, а ныне главы Совбеза Казахстана Нурсултана Назарбаева). Кроме Туркменистана (где вообще запретили даже употребление слова «коронавирус») и… Кыргызстана. Похоже, что политическая «элита» республики оказалась настолько далека от обычного населения и настолько мало с ним контактирует, что инфицироваться от обычных сограждан просто не может. Сказать, что весь госаппарат поголовно соблюдает самоизоляцию, масочно-перчаточный режим и обливается санитайзером с головы до ног, нельзя. Фотографии пресс-служб министерств и ведомств, да и самих чиновников говорят о нарушении многих рекомендаций, которые в принудительном порядке заставляют соблюдать обычное население Кыргызстана уже три месяца. Но почему-то среди нарушителей сначала предписаний режима ЧП, а теперь и предписаний карантина «сверху» до сих пор нет ни одного публично оштрафованного. И нет ни одного ковид-положительного депутата, крупного чиновника или министра (или даже главы кабмина). И вот самый яркий пример.

                                                                                                                                          Фото: Facebook, Адилет Султаналиев

Это фотоснимок, сделанный после передачи полномочий после отставки экс-премьером Мухаммедкалыем Абылгазиевым Кубатбеку Боронову пресс-секретарем премьер-министра Адилетом Султаналиевым. На фотографии в разгар эпидемии в стране и карантина в Бишкеке рядом без масок на лицах, перчаток на руках и дистанции стоят более 100 человек: это и простые сотрудники аппарата правительства, и члены правительства, и два премьера: уже бывший и уже действующий. Те самые люди, что ругают население и те, по чьей инициативе штрафуют это самое  население за несоблюдение санитарно-эпидемиологических норм, входящих в пакет профилактики коронавируса. Минздрав Кыргызстана рапортует о росте инфицированных в Бишкеке, в правительстве заговаривают об ужесточении карантинных мер…Но власти Кыргызстана и власть имущих коронавирус не трогает, несмотря на нарушения правил, которые от него же по их же циркулярам и заверениям спасают. Чудеса ли это иммунитета работников госаппарата или избирательность вируса, которому не по душе чиновники Кыргызстана – непонятно.

Единственным пока кыргызстанцем, имеющим хоть какое-то отношение к власть имущим в Кыргызстане, пусть и уже относительное, и инфицировавшимся коронавирусом, был экс-кандидат в президенты Кыргызстана в 2017 году, экс-спикер ЖК КР, общественный деятель Мукар Чолпонбаев. Покойный: 70-летнего мужчину не смогли спасти.

Про «Юпитеров» и «быков»

Еще одной отличительной чертой эпидемии по-кыргызстански стали крайне избирательные наказания за нарушения правил режимов ЧП и карантина, связанных с похоронами. Похороны – мероприятие массовое, в условиях объявленной эпидемии и глобальной пандемии опасное, если не соблюдать санитарно-эпидемиологических предписаний. Тем более, что в Кыргызстане проводить в последний путь человека приезжают по возможности родственники и знакомые из всех регионов, и даже один инфицированный коронавирусом, по официальной позиции властей, мог привести к вспышкам по всей стране. Поэтому перед введением ЧП в Бишкеке и на юге страны и с введением ЧС по Кыргызстану Кубатбек Боронов (тогда еще не премьер-министр, а просто первый вице-премьер) призвал не устраивать массовых похорон. И не нарушать тем самым запрет на проведение массовый мероприятий (к слову, действующий и по сей день на неопределенный срок).

«Жаназа (похороны в исламе, авт.) – это одно из важных мероприятий, но, в то же время, это массовое мероприятие, где собирается много людей. И мы бы хотели призвать граждан с пониманием отнестись к сложившейся ситуации и не устраивать большое мероприятие с приглашением множества людей. По возможности пригласить как можно меньше людей», – призвал он вечером 24 марта на брифинге, за пару часов до начала действия режима ЧП в Бишкеке и ряде регионов.

Из-за ограничения передвижения по Бишкеку в режиме ЧП за 47 дней многие из горожан, потерявших родных и близких людей в это время, не смогли проститься с ними. Приказ Минздрава КР регламентировал, что похороны в режиме ЧС и ЧП могут посещать только самые близкие родственники и священнослужители.  Плюс работал запрет о проведении массовых мероприятий, к которым относятся и траурные митинги, и похороны, и поминки. Но, как оказалось, противоэпидемические запреты эти де-юре существуют для всех, но де-факто оказалось, что кому-то «сверху» можно их нарушать. Неравенство в республике, связанное с соблюдением ее законов, и существующее по принципу крылатого изречения «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», конечно же, было и до прихода коронавируса. Но режимы ЧС и ЧП дважды продемонстрировали его во всей красе с интервалом в месяц.

Первый раз – когда в конце апреля ушел из жизни народный артист Кыргызстана, комузист и акын-импровизатор Элмирбек Иманалиев. После того, как Иманалиев скончался, его зять Мирзат Муканов написал в своем аккаунте в Facebook о том, во сколько состоится митинг-реквием и где именно его покойного тестя предадут земле. «...Но это не приглашение. Мало кто сможет присутствовать, мы это понимаем», – отметил он. Но пост сработал именно как приглашение. Утром 21 апреля в бишкекский микрорайон Тунгуч проститься с Иманалиевым пришли несколько сот человек ( к слову, добравшись через блокпосты, которыми был перекрыт Бишкек). Несмотря на угрозу  коронавируса (Бишкек на 21 апреля был признан городом-лидером по числу выявленных случаев заболевания – 121 человек из 590 по всей стране), поклонники и родственники акына – импровизатора, общественные деятели и госчиновники не соблюдали дистанцию, многие были без медицинских масок, предписанных комендатурой Бишкека в режиме ЧП. Проститься можно было и онлайн: трансляцию гражданской панихиды вели и государственные СМИ (телеканалы КТРК, Ала-Тоо-24, ЭЛТР), и на страничках в Facebook и Instagram Министерства культуры, информации и туризма КР. После этого в социальных сетях разразилась целая буря относительно того, стоило ли нескольким сотням кыргызстанцев в разгар объявленной эпидемии лично прийти, чтобы проводить акына в последний путь. Мнения разделились. Одни дискутирующие кыргызстанцы посчитали, что даже угроза заражения коронавирусом и последующей смерти не является поводом для того, чтобы не отдать дань памяти на похоронах творцу лично – Иманалиев был для устного творчества Кыргызстана фигурой, равной Чынгызу Айтматову для кыргызской литературы.

Прощание с Элмирбеком Иманалиевым, 21 апреля 2020 года. На значительной части прощающихся на этом снимке надеты маски, предписанные комендатурой и режимом ЧП, но соблюдения дистанции нет никакого. Фото: пресс-служба Министерства культуры, информации и туризма КР

Другие же сочли поступок соотечественников безответственным, и посчитали, что почтить память Иманалиева можно было и иначе. Были и возмущенные тем, что комендатура Бишкека, ограничивающая в режиме ЧП похоронные процессии других граждан и вообще городскую жизнедеятельность и уговаривающая «потерпеть», в данном случае не только сделала исключение. Но и никого не оштрафовала за несоблюдение дистанции и отсутствие у ряда присутствующих масок на лицах, да и вообще допустила массовый сбор желающих проститься лично. Сторонников того, что несмотря на коронавирус на траурный митинг стоило прийти лично, оказалось больше. И комендатура, и муниципалитет промолчали, никак не прокомментировав ситуацию. И уж тем более не выписав никаких штрафов за массовое мероприятие. И никак (даже словесно) не осудив родственников покойного творца за косвенный призыв к организации массового скопления вопреки запретам – пусть и из самых благих побуждений. Вторыми громкими похоронами с чуть менее масштабным скоплением кыргызстанцев стали через месяц в конце мая похороны Мукара Чолпонбаева – экс-спикера парламента КР, государственного и общественного деятеля. Он скончался от коронавируса. Но… Несмотря на строгий порядок захоронения в условиях ЧС и причину смерти Чолпонбаева, предполагающую усиленные меря предосторожности, и на запрет массовых мероприятий, 25 мая проститься с ним пришли так же очень многие – коллеги, друзья, родственники, представители парламента и правительства…Включая министра здравоохранения Сабиржана Абдикаримова, который стал антипримером реализации норм, спущенных его же ведомством для обычных сограждан «вниз».  Про маски, перчатки, социальную дистанцию на мероприятии вспоминали не все. Как и про то, что за подобное массовое мероприятие следует штрафовать по букве законов, действующих временно в Кыргызстане на неопределенный срок…

Примечательно, что оба раза после траурных мероприятий Минздрав (да и муниципалитет) начинали заявлять о росте инфицированных коронавирусом в столице и появлении случаев, когда источник инфицирования не выявлен. Официально с трибуны на онлайн-брифингах не выявленные случаи списывались на то, что в этом виноваты сами кыргызстанцы. Это они не соблюдают санитарные нормы, не носят маски, не моют руки и создают излишнюю скученность на улицах, в магазинах, в транспорте, на рынках…Но при этом все профильные чиновники предпочитают скромно молчать о том, были ли в числе инфицированных за последние 2 месяца жителей Бишкека и новостроек те, кто прощался с Иманалиевым и Чолпонбаевым. Потому как при озвучивании этих данных пришлось бы признавать свои же ошибки и за них же отвечать, чего чиновники делать крайне не любят.

Я не я и зараза не моя…

Третья отличительная черта, которую коронавирус в республике сделал выпуклой настолько, что не увидеть ее просто невозможно – это нежелание большего числа чиновников Кыргызстана брать на себя ответственность и за порядок, и за беспорядок. И желание спихнуть эту ответственность на население. Даже если это самое нежелание и приводит к потенциальному раздроблению страны. Наиболее ярко ее демонстрировал и демонстрирует столичный муниципалитет – как во время ЧП, так и в действующий сейчас карантин. В частности, во время ЧП и комендант города, замглавы МВД КР Алмазбек Орозалиев, и мэр Бишкека Азиз Суракматов фактически не брали ответственность за порядок, упорно игнорируя воцарившееся двоевластие в новостройках в виде самовольных «народных» «антикоронавирусных» блокпостов. И его не комментировали как явление. Правда, однажды косвенно мэр Суракматов проблему признал, говоря о случаях недобросовестного распределения гуманитарной помощи. И только. Та же проблема нежелания навести порядок и взять ответственность на него за себя была, кстати, не только в столице, но и во многих регионах Кыргызстана. До тех пор, пока  самовольные «карантинные посты», которые стали своеобразным символом начала феодальной раздробленности республики, не осудили в правительстве. Ни на местах в регионах, ни в Бишкеке никто за самовольные ограничения передвижения по стране и за ряд конфликтов, которые вспыхивали из-за этого на «народных блокпостах», ответственности не понес.  А нежелание брать на себя ответственность за беспорядок проявилось максимально в Бишкеке, в первые дни выхода из ЧП и перехода на карантин. В условиях карантина и постепенного запуска объектов инфраструктуры и экономики практически в день отмены ЧП было официально заявлено, что для работы по всем видам возобновленной видов экономической деятельности при себе необходимо иметь каждому человеку не только паспорт. Но и справку с фактического места жительства и справку с места работы, заверенную налоговыми органами. Индивидуальные предприниматели могли передвигаться с патентом: его опять же надо было получить в районном филиале налоговой, отстояв очередь и подвергая себя риску инфицирования коронавирусом. На получение всех бумаг отвели два дня с 11 до 13 мая, в очередях стояли сотни бишкекчан, которым уже было глубоко плевать и на социальную дистанцию, и на масочный режим. Онлайн-система же выдачи документов из налоговых в первые дни не справлялась с объемами заявок и показала свою несостоятельность. Второй очаг создали на территории Центров обслуживания населения: все их открыли в один день, а не постепенно по опыту соседних стран. И только когда люди отстояли очереди за паспортами или продлением регистрации и иными документами в первый день, было озвучено, что по ряду документов штрафов за их просрочку не будет и можно немного подождать с их переоформлением... Муниципалитет, перенимающий управление городом от комендатуры, мог отрегулировать подобное оповещение граждан заранее, но не стал. Как не стал и брать на себя ответственность за беспорядок.

Зато позже, «забыв» про искусственно созданные муниципалитетом два потенциальных источника заражения коронавирусом, его представители обвинили в увеличении числа коронавирусных больных с неустановленным источником заражения… массу продавцов и покупателей на рынках, скученность в ТРЦ и забитые маршрутки. И, конечно же, самих горожан, которые лишний раз без надобности выходят в общественные места, не носят масок и не блюдут дистанцию. Ни единого раза ни в отчетах представителей и мэрии города Бишкек об эпидемситуации, ни в отчетах Минздрава не упомянули, стоял ли кто-то из тех, кто «неизвестно где» заразился, в двух очередях в середине мая. Так же скромно и целомудренно промолчав про эти очереди, как и про посетителей несанкционированных масштабных похорон.

Правда, надежда на то, что хотя бы часть чиновничьего аппарата ответит за халатность и безалаберность, есть. Глава кабмина Кубатбек Боронов (который до этого был вице-премьером и временно курировал деятельность Республиканского штаба по COVID-19) пообещал недавно, что все чиновники, недостаточно качественно противостоящие коронавирусу в КР своими действиями, ответят перед законом: на заседании Республиканского штаба по COVID-19 он заверил, что «... в отношении ответственных лиц, допустивших ошибки в работе в период вспышки COVID-19, будут приниматься соответствующие меры». Но, учитывая, что фактически Боронов сам не соблюдает норм, которые продвигает для населения штаб КР по COVID-19 под его руководством, похоже, надежда эта тщетна.

Я рекомендую 2 + Поделиться Twitter Facebook
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие новости

09 октября 2020 07:34

Кыргызстану нужно внести в Конституцию запрет работы на госслужбе для родни президента

Парламентарий Дастан Бекешев – о том, что делать президенту Кыргызстана и стране в политическом кризисе

07 октября 2020 12:42

Не геополитика, а всплеск тупой уличной преступности и бандитизма – политолог о протестах в Кыргызстане

По его мнению, без российской силовой помощи стране не обойтись, иначе есть риск криминального передела бизнеса и погромов в республике. Пока их сдерживают дружинники, но сколько они это будут делать, неясно.

Обзоры

 Владимир Банников 

ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН

Так ли безопасны «щедрые» кредиты» от Китая?

 Александр Кацев 

ДЕЛАТЬ,ЧТО ЛИ, НЕЧЕГО?

Власть, особенно среднего уровня, во всех нюансах предсказуема.

 Елена Короткова 

ОБЕЗГЛАВЛЕНЫ, НО НЕ СЛОМЛЕНЫ

Во время штурма большие потери понесли в спецназе ГКНБ «Альфа» и в ГУВД Чуйской области

О стране

Кыргызстан (Киргизия) - высокогорная страна.

После распада СССР, 31 августа 1991 года Кыргызстан объявлен независимым государством. 5 мая 1993 была принята Конституция республики. Кыргызстан занимает площадь 198.5 тысяч км². Границы Кыргызстана с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Китаем проходят главным образом по горным хребтам и рекам гор Тянь-Шаня. И именно горы занимают почти три четверти территории Кыргызстана.


Кыргызстан - многонациональное, унитарное государство. В административном отношении территория Кыргызстана делится на 7 областей: Баткенская, Джалал-Абадская, Нарынская, Ошская, Таласская, Чуйская и Иссык-Кульская. Каждая область подразделяется на районы. По республике в целом насчитывается 40 административных районов, 22 города. Районы делятся на 429 сельских айыльных кенешей.

Столица республики - город Бишкек.