суббота, 06 июня 2020
УРОКИ КОРОНАВИРУСА — Центральноазиатский информационный портал «News Asia»

Народный репортер

Напишите нам

Обзоры / Елена КоротковаRSS

УРОКИ КОРОНАВИРУСА

УРОКИ КОРОНАВИРУСА

30 марта 2020 12:21    Просмотров: 2801

Китай заявил о победе над вспышкой COVID-19, которая, покинув пределы республики, стала мировой пандемией. Об этом заявил на встрече с журналистами официальный представитель Госкомитета по вопросам здравоохранения КНР Ми Фэн. По его данным, на 28 марта 2020 года по всему Китаю насчитывалось менее 3 тысяч новых случаев заражения. Значительная часть из них завозная, в том числе и из Италии, для которой пандемия стала настоящим бедствием. Бедствием она становится и для всех стран мира.

Цифры и факты

По данным на 30 марта 2020 года, исходя из онлайн-карты официальных данных, формируемой сотрудниками Университета Джонса Хопкинса, COVID-19 охватил уже 177 стран мира. Инфицированы 723 328 человек. Больше всего ковид-положительных выявлено в США – 143 025 человек, далее идет Италия – 97 689 человек, родоначальник пандемии Китай на третьем месте – 82 152 человека. По числу смертей от коронавируса – а их уже 34 018 – Китай (а именно провинция Хубэй, откуда вирус пошел по Китаю и миру) занял третье место с 3 186 смертей, второе место у Испании с 6 803 погибшими, первое занимает Италия: там погибли 10 779 человек. Зато Китай лидирует по числу выздоровевших: из 151 991 человека 75 904  – подданные КНР. Второе место по числу излечений у Испании – 14 709 человек, третье – 13 030 выздоровевших – у Италии. В связи с тем, как протекает вспышка коронавируса в других странах мира, у экспертов и представителей СМИ возникает вопрос: не пытается ли Пекин уйти от ответственности, занижая данные о зараженных и жертвах и пытаясь обелить себя? В середине марта гонконгская газета South China Morning Post обнародовала данные правительства Китая о том, что первый случай нового вируса в стране был фактически зафиксирован не 8 декабря, а 17 ноября, его носителем стал 55-летний житель Хубэя. С 17 ноября, когда он обратился к врачу, ежедневно появлялись от одного до пяти новых случаев заражения, к 15 декабря таких случаев было 27, к 20 декабря их стало уже 60… По данным South China Morning Post, чиновники уже установили 266 человек, которые заразились коронавирусом в 2019 году и все при этом в какой-то момент наблюдались врачами. Могли быть и более ранние случаи заражения COVID-19, о которых еще не известно либо данные были скрыты и умышленно местными властями.

Позже к концу марта Пекин спешно сообщит о том, что «нулевой пациент» найден и это не мужчина, а женщина: продавщица креветок с рынка Уханя «Хунань» якобы обратилась за медпомощью 11 декабря. О попытке обелить себя и зацензурировать до предела истинное положение вещей говорят и в The National Review : замалчивание фактов и давление на независимых журналистов поможет Си Цзиньпину показать, что именно китайский тоталитаризм под руководством успешного лидера смог сокрушить COVID-19, доведя число зараженных им до нуля согласно «нулевой стратегии». Правда о действиях вируса внутри страны все равно выбирается наружу и может серьезно помешать планам председателя КНР. Только краха мировых экономик не обратить, а десятков тысяч людей по всему миру воскресить нельзя. 

О том, что данные о реальном числе жертв вспышки, ставшей пандемией, могут быть сильно занижены, говорят не только СМИ, но и официальная статистика: настолько, насколько позволяет ей цензура. Министерство промышленности и информатизации КНР сообщило миру, что в стране за февраль 2020 года резко сократилось число пользователей связи – и стационарной, и мобильной.  К слову, в середине февраля в Китае заявили о том, что стало фиксироваться меньше тяжелых случаев заболевания коронавирусом. Число пользователей сотовой связи в КНР к началу марта 2020 года стало меньше на 21 млн человек, число стационарных абонентов уменьшилось на 840 тыс человек. Если во втором случае уменьшение числа пользователей услуг связи можно объяснить закрытием тысяч офисов и предприятий малого, среднего и крупного бизнеса, где пользовались стационарными телефонами, то уменьшение пользователей у крупнейших компаний China Mobile, China Telecom и China Unicom логике не поддается.

«Возможно, у кого-то из трудовых мигрантов могло быть два номера сотовой связи. Один в родном городе, второй по месту работы. И в феврале они могли прекратить пользоваться одним из них, поскольку не смогли вернуться на работу», – предположил эксперт по Китаю Тан Цзинюань в интервью The Epoch Times. – «…В настоящее время у нас нет точных данных. Но даже если бы лишь 10% номеров были деактивированы по причине смерти от коронавируса, то это уже 2 миллиона человек».

И правда, в Китае можно иметь более одного и не менее пяти номеров телефонов на одного человека. Но в пользу версии о занижении количества жертв по версии The Epoch Times говорит то, что в Китае каждый мобильный телефон и каждый номер имеет строгую регистрацию уже 10 лет.  С мобильниками связаны банковские счета, социальные счета китайцев, кроме того, с 1 декабря 2019 года республика ввела обязательное сканирование лиц пользователей. А с начала марта к всему этому прибавилось обязательное медицинское приложение: оно на основе личных медицинских данных гражданина КНР генерирует для него персональный QR-код, который отображается в трех цветах: красный означает, что у человека есть вирус, желтый хроническое заболевание, а зеленый его безопасность для окружающих. То есть хотя бы часть из этих 21 млн номеров должна была быть активирована повторно для введения этой информации…

Китайский «спрут»

Ответы на вопросы о том, что сделать, чтобы ситуация с COVID-19 больше не повторилась, можно найти на страницах онлайн-изданий и газет. Так, обозреватель и политический комментатор Марк Тиссен в своей колонке в The Washington Post призвал во избежание еще одного мирового краха Америку и весь остальной мир «соблюдать дистанцию» с Китаем. Сверхдержава столкнулась с теневой зависимостью от Китая – она оказалась там, куда американское правительство, да и правительства ряда стран мира – особо не заглядывают. За счет мировой безалаберности влияние КНР проникло в самые важные отрасли жизнеобеспечения.

«Американцы практикуют социальное дистанцирование друг от друга, чтобы остановить распространение коронавируса, который ложь и неэффективное управление китайского режима обрушили на мир. Возможно, настало также время начать практиковать социальное и экономическое дистанцирование от Китая. Диктатура Китая несет главную ответственность за пандемическую блокаду, которая сокрушает нашу экономику. Axios сообщает, что если бы Китай действовал всего три недели назад, чтобы сдержать вирус, а не подавлять информацию о нем, «число случаев коронавируса могло бы быть меньше на 95%, а его географическое распространение ограничено». Кризис показал, что сокрушает нашу экономику и зависимость от Китая в ключевых секторах. Например, на днях официальное ИА Китая «Синьхуа» предупредило, что, если администрация Трампа не будет осторожна, Китай может запретить экспорт фармацевтических препаратов и ввергнуть Соединенные Штаты «в ад новой эпидемии коронавирусной пневмонии». И эта угроза вполне реальна. Китай поставляет более 90% используемых в США антибиотиков. Он также производит много других лекарств и биологических препаратов, от которых зависят американцы, включая гепарин, лекарства от ВИЧ / СПИДа, химиотерапевтические препараты, антидепрессанты и препараты для лечения болезни Альцгеймера, диабета, эпилепсии и болезни Паркинсона. Розмари Гибсон, автор книги «China Rx: разоблачение рисков зависимости Америки от Китая в медицине», сказала в этом месяце газете The New York Times: «Если Китай запретит экспорт основных компонентов для производства наших лекарств, в течение нескольких месяцев наши аптечные полки опустеют, и наша система здравоохранения перестанет функционировать». Мы также зависим от Китая и в производстве индивидуальных средств защиты: респираторов, хирургических масок и других защитных средств, необходимых врачам и медсестрам для борьбы с коронавирусом. С начала пандемии Китай увеличил производство, но правительство начало контролировать заводы, которые создают эту продукцию для американских компаний, таких как «3M», и консервировать запасы, подвергая американцев большому риску. Наша зависимость от Китая связана не только с лекарствами и устройствами для борьбы с этой пандемией, но и с технологиями, которые имеют решающее значение для наших долгосрочных экономических интересов и интересов безопасности», – отметил он. – «… Эта пандемия показала, что мы зависим от Китая во всем, начиная от iPhone и компьютеров и заканчивая одеждой и обувью – цепочками поставок, которые были нарушены вспышкой коронавируса. Но одно дело –  зависеть от Китая в плане дешевых футболок и кроссовок. Другое дело – зависеть от жестокой коммунистической диктатуры в отношении жизненно важных препаратов, инфраструктуры, коммуникаций, которые будут лежать в основе экономики 21 века».

По мнению Тиссена, разорвать эти связи зависимости будет непросто – понадобятся миллиарды долларов США и терпение ключевых групп населения, которые зависят от препаратов, что США пока произвести не в состоянии и оказываются в зоне риска.

«…Соучастие китайского правительства в пандемии коронавируса дает Соединенным Штатам возможность пересмотреть свои экономические связи с Пекином и разработать альтернативные цепочки поставок лекарств и важнейших технологий. Ложь Китая о вирусе заставляет нас двигаться рекордными темпами к рецессии. Настало время иммунизировать нашу экономику и национальную безопасность от зависимости от лживого режима», – заключает он.

Однако есть и иная точка зрения: не все эксперты считают, что переход на импортозамещение оптимальный выход для США. И для остальных стран мира. Дистанция от Китая – это шанс построить новые цепочки взаимодействий в экономике и в политике. В частности, данную позицию недавно озвучила Даниэль Плетка, старший вице-президент по исследованиям в области внешней и оборонной политики Американского института предпринимательства (AEI).

«…Я думаю, что дискуссия о Китае шла в течение последних двух лет, и она зашла в тупик, потому что президент полностью сосредоточен на торговых балансах, а не на секторах и угрозах. Это для нас проблема. Проблема заключается в том, что у нас нет единого мнения со многими нашими союзниками относительно характера вызова со стороны Китая. Китай использует каждый сектор своей экономики, чтобы давить на нас. В самых элементарных вопросах. То, что 80% наших антибиотиков мы получаем из коммунистического Китая, это просто глупо. Если бы вы жили в своем районе и в конце вашего квартала была аптека, управляемая мафией, вы бы не отоваривались в этой аптеке, верно? Вы бы убедились, что поблизости есть еще несколько мест, где есть нужный вам товар, на всякий случай. Но США продолжают покупать препараты в мафиозной коммунистической аптеке в Пекине.  Правда, я не верю, что вводить производство препаратов здесь, дома – это верное решение. Я думаю, что нам нужна группа союзников, которым можно доверять и с которыми мы сможем вести бизнес в этом направлении и точка», – подчеркнула Плетка в одном из выступлений в подкасте на площадке AEI.–  «…Это возможность не для протекционизма. Это возможность в основном внести в белый список группу наших торговых партнеров и внести в черный список остальных».

Уступить, чтобы победить?

Что же дало замалчивание хода распространения COVID-19 и реального числа его жертв самому Китаю? Коронавирус охватил Китай, когда он находился на пути серьезных экономических проблем и высокой безработицы. Китайские власти пытались скрыть эпидемию вируса в течение почти двух месяцев, что привело к экономическим потерям, гибели людей и задержке международного медицинского реагирования. Последствия эпидемии в Китае были очень серьезными. В начале января только потери в секторе услуг оценивались в размере 144 млрд долларов США в неделю. Уже более 300 китайских компаний, таких как Xiaomi и Didi Chuxing, обратились за банковскими кредитами на сумму не менее 8,2 млрд долларов США для преодоления последствий эпидемии коронавируса. Были закрыты многие китайские заводы и научно-исследовательские центры со штаб-квартирой в Ухане и в провинции Хубэй, военно-морские верфи, авиазаводы и заводы по производству оружия так же остановились. По стране остались без работы миллионы человек. Но власти страны быстро приняли пакет решений, которые помогли смягчить недовольство. Министерство коммуникаций Китая объявило платные дороги бесплатными на ближайшее время, Министерство трудовых ресурсов и социального обеспечения запретило увольнять работников или не платить им зарплату в случае прекращения работы предприятий по запрету правительства, так же были введены льготы за комуслуги и кредитные каникулы по ипотеке и кредитам.  Но это не помогло – запоздалая  реакция Пекина на эпидемию и отсутствие прозрачности вызвали общественный гнев против Си Цзиньпина и КПК. Перед Пекином теперь стоит задача запустить экономический рост, создать рабочие места, восстановить международные цепочки поставок. А также восстановить народное доверие: отсутствие прозрачности в усилиях по первоначальному информированию населения и последующей борьбе с коронавирусом привело к введению неизбежных радикальных мер и усилило существующее недоверие между народом и КПК. Партия уже начала предпринимать радикальные меры. И не только чтобы успокоить население. Есть мнение, что начата новая игра мирового масштаба.

«В настоящее время КПК предпринимает полномасштабные пропагандистские усилия, чтобы заставить мир забыть о «первородном грехе» Китая, позволившем новому коронавирусу COVID-19 распространиться за пределы страны. Можно выделить как минимум пять их элементов. Во-первых, предпринимаются усилия по увеличению масштабов усилий Китая по смягчению последствий стихийных бедствий», – пишет Джабин Джейкоб, доцент кафедры международных отношений и исследований управления  индийского Университета Шив Надар в своем материале «Пандемия COVID-19. Пропагандистская машина Китая работает на полную» на Moneycontrol.com. – «После вспышки вируса Пекин также смог предотвратить любую критику ВОЗ в адрес действий Китая. Совместный доклад ВОЗ и Китая о коронавирусной болезни был практически агиографическим по своему тону, рассказывая о том, как Китай «развернул, возможно, самые амбициозные, быстрые и агрессивные усилия по сдерживанию эпидемии в истории» и что принятые Китаем меры это «единственные меры, которые в настоящее время доказали прерывание или минимизацию цепочек передачи инфекции у людей». Как бы впечатляюще все это ни звучало, это тот случай, когда, как и с эпидемией SARS 2002-2004 годов, возникшей в Китае, глобальное распространение COVID-19 напрямую связано с тем, что он не был локализован в Китае на ранних стадиях. Политические требования Китая диктовали, что сокрытие вспышки болезни было лучшим способом продвижения страны вперед. Таким образом, еще слишком рано говорить о том, что Китай полностью остановил распространение вируса. Во-вторых, Китай в последние недели подчеркнул трудности других стран в борьбе с их собственной вспышкой и попытался отплатить за критику, которую он получил в первые дни эпидемии. Например, он процитировал замечание генерального директора ВОЗ от 14 марта о том, что за пределами Китая ежедневно регистрируется больше случаев заболевания коронавирусом, чем в период пика эпидемии, и что Европа стала новым глобальным эпицентром этой болезни. Китайские СМИ подчеркивали «чрезмерную самоуверенность и отсутствие знаний о вирусе» США, что помешало им предотвратить распространение вируса. Часть словесных выпадов в адрес других стран касается и завозных случаев COVID-19 в Китай из-за рубежа. В-третьих, все более активно рекламируется и освещается вклад Китая в помощь другим странам в борьбе с COVID-19. Китай направил медицинскую помощь и предложил обучение нескольким странам – от Ирака до Италии и от Ирана до Филиппин. Благодарность каждой из стран нашла отклик в СМИ. Так же благотворительный фонд основателя Alibaba Джека Ма, а также собственный фонд компании запланировали пожертвования медицинского оборудования в каждую страну Африки. Ма ранее также объявил о пожертвовании 500 000 наборов для тестирования на коронавирус и 1 миллиона масок в США. В-четвертых, это стремление подчеркнуть прочность и легитимность китайской политической системы. Например, в более раннем докладе ВОЗ о Китае подчеркивалась «искренность и самоотверженность» «не только медицинского персонала и ученых, но и китайских губернаторов и мэров», что косвенно освобождало руководство КПК от его ошибок. Критика США, хотя и часто оправданная, также включала ссылки на «решительные меры» центрального правительства Китая, а также советы США – одному из первых современных федеративных государств – по «укреплению координации» между федеральным правительством США и правительствами штатов. Но это та же самая система, которая также помогает и поощряет драконовские меры наблюдения и контроля над этническими меньшинствами в Тибете и Синьцзяне».

По мнению Джейкоба, COVID-19 может стать орудием Китая для склонения мира перед его проектом «Один пояс-один путь», который начал трещать по швам и грозил Китаю большими проблемами в имеющемся виде. Сейчас же через ОПОП Китай может занять господствующее место в мире как держава, победившая страшную эпидемию и милостиво готовая помочь одержать такую же победу другим странам. Только чем придется платить за помощь?

«Пандемию можно рассмотреть как глобальную возможность для  генерального секретаря КПК и председателя КНР Си Цзиньпина подтолкнуть мир к риторике «сообщества общей судьбы» части  нарратива инициативы «Один пояс-один путь» как к способу формирования помощи Китая внешнему миру. Си станет своего рода «главнокомандующим войной Китая против COVID-19». Теперь, когда эпидемия, по-видимому, находится под контролем внутри Китая, он также укрепляет не только свое лидерское превосходство у себя дома, но и предлагает этот контроль  в качестве модели для других лидеров и народов по всему миру. Наконец, в настоящее время активно предпринимаются усилия Китая по уклонению от обвинений в  дезинформации. Наиболее заметной частью этой кампании была попытка каким-то образом возложить вину за происхождение вируса на США. Представитель МИД Китая Чжао Лицзянь, бывший ранее заместителем главы миссии в Исламабаде, беззастенчиво продвигал в массы рассказ о том, что новый коронавирус был внедрен в Китай американскими военными и бессвязно – но успешно, судя по количеству ретвитов в Twitter, – связал разбирательство в Конгрессе США с его теорией заговора», – констатирует Джейкоб. – «Изощренность и распространение китайской пропагандистской кампании показывает, насколько серьезно ее правители воспринимают имидж своей страны за рубежом и важность этого имиджа для сохранения своей власти внутри страны».

Я рекомендую 1 + Поделиться Twitter Facebook
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие обзоры

 Владимир Банников 

БИТВА ЗА ВЛИЯНИЕ

США принимают активное участие в геополитической игре в центральноазиатском регионе

 Нина Леонтьева 

Китай в мире – или мир в Китае? (Часть2)

Вопрос о ядерном оружии Китая

О стране

Китайская Народная Республика - государство в Восточной Азии, крупнейшее по численности населения государство мира. Занимает третье место в мире по территории, уступая России и Канаде.
Столица - Пекин.

Со времени провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 правящей партией является Коммунистическая партия Китая (КПК). Существуют также ещё восемь зарегистрированных политических партий (например, Революционный комитет Гоминьдана), формально независимых от КПК.