пятница, 06 декабря 2019
НЕ ПОТЕРЯТЬ,А ПРИОБРЕСТИ — Центральноазиатский информационный портал «News Asia»

Народный репортер

Напишите нам

Обзоры / Екатерина ПантелееваRSS

НЕ ПОТЕРЯТЬ,А ПРИОБРЕСТИ

НЕ ПОТЕРЯТЬ,А ПРИОБРЕСТИ

27 ноября 2019 06:49    Просмотров: 1423

Понятие «паллиативная помощь» на территории постсоветского пространства известно не каждому. Слово «паллиатив» в переводе означает «покрывало», на практике же – это подход, позволяющий улучшить качество жизни тяжелобольных пациентов и их семей. Это не только обезболивание, но и психологическая поддержка семье, в которой есть пациент с непростым диагнозом. В развитых странах хосписы и паллиативные отделения позволяют людям достойно пройти отмеренный им период без страха и боли.

Не больно, не стыдно, не одиноко

Перенимать передовой опыт стараются и Россия с Кыргызстаном. Однако на пути специалистов стоит целый ряд преград, которые предстоит преодолеть совместными с гражданским обществом усилиями. О том, какой рывок за последние несколько лет в развитии паллиативной помощи (ПП) сделала Россия и почему Кыргызстану этот путь может даться легче, рассказали российские эксперты. В Бишкек впервые прибыла команды Нюты Федермессер - члена центрального штаба Общероссийского народного фронта, члена Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ, учредителя благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Российские специалисты провели с кыргызстанскими коллегами ряд встреч и оказали им консультационную и методическую поддержку при оценке потребностей населения в паллиативной помощи и бюджетировании расходов, необходимых для создания инфраструктуры.

Федермессер отметила, что проблемы развития паллиатива на постсоветском пространстве заключаются не только в юридической сфере, но и в менталитете, доставшемся в наследство от СССР.

«Это наследие советской победоносной медицины, которая не признавала факта смертности. Все было нацелено на победу: мы летали в космос, у нас был балет, но не было умирающих. Они были спрятаны, выписывались домой с циничной формулировкой «на долечивание по месту жительства». Мы перестали быть единой страной, но идеология осталась. Недостаточно изменений в законодательстве, которые произошли и в России, и в Кыргызстане. Недостаточно громких слов и заявлений. Без масштабной информационной кампании, вовлеченности общественников и гражданского общества ситуация будет прежней долгие годы. Нельзя смерть близкого не переживать вообще, нельзя от этого не страдать, но потеря может стать для каждого из нас либо травмой, либо опытом. Паллиативная помощь нужна для того, чтобы это стало опытом. Опытом, который нас обогатит, лучше сделает. Если рядом человек умирает в муках, страданиях, то мы всю жизнь будем вспоминать это с чувством вины, с болью, горечью, с презрением к государству, которое не способно обеспечить такую простую вещь, как обезболивание. В итоге мы теряем доверие к медицине, мы не верим врачам, а в результате оказываемся там слишком поздно…Мы долго думали, как объяснить понятия «хоспис» и «паллиатив». Пришли ко мнению, что хоспис – это дом. Дом, в котором человеку не больно, не стыдно и не одиноко. А значит, не страшно прожить последний период своей жизни», - объяснила Федермессер.

Эксперты отметили, что положительные изменения в России в части ПП наблюдаются в последние годы. Однако им предшествовали 25 лет кропотливой работы и ряд резонансных случаев. Задержания правоохранительными органами матерей, которые почтой заказывали незарегистрированные в РФ препараты – единственные, которые могли остановить судороги у их детей. Самоубийства тяжелобольных людей, которые, ожидая наркотические анальгетики, не смогли больше терпеть боль. Задержания врачей, которые выписывали платные рецепты на сильные обезболивающие, так как бесплатные попросту закончились… Все это подняло общественный резонанс и вынудило власть имущих пересмотреть многие моменты.

«В РФ сделали разрешение на включение в укладку врачей паллиативной медицинской помощи наркотических и психотропных лекарственных препаратов. Такие изменения были внесены в 2018 году. Но практика такова, что не все регионы у нас реализовывают эти возможности. Единственная организация, в которой каждый выезжающий на вызов врач имеет при себе опиоидные анальгетики- это Центр паллиативной помощи в Москве. После самоубийства генерала, который не смог получить обезболивающее в праздники, изменили срок действия рецепта. Раньше он был действителен 5 дней, теперь 15. (В Кыргызстане рецепт на наркотические анальгетики действителен в течение пяти дней, - Авт). После мы стали бороться с процедурой выписки. Теперь личное присутствие пациента обязательно только при первом получении, дальше обезболивающие могут получать родственники, имея рукописную доверенность. От этой бумаги тоже нужно избавляться, так как человек, испытывающий сильные боли, попросту не может ее написать. Кыргызстан может проделать этот путь намного быстрее. Вы территориально меньше, проще достучаться до руководства страны. Однако научить врачей не бояться выписывать препараты, а людей их требовать недостаточно. Важно, чтобы во власти был сильный соратник. Без этого никак», - подчеркнула Федермессер, добавив, что юридических вопросов в части оказания паллиативной помощи действительно немало, но при желании их реально решить. - «Социальной, психологической, духовной составляющих в паллиативе намного больше, чем медицинской. Это очень трудно принять врачам, правительствам, потому как они не понимают к какому ведомству это отнести, как финансировать… Что такое перинатальная паллиативная помощь, когда мы помогаем беременной женщине, у которой ребенок родится с очень тяжелыми нарушениями, не совместимыми с жизнью? Мы помогаем ребенку, который родится мертвым? Женщине, которая не является пациентом? На кого тратятся деньги? Очень много сложных юридических вопросов возникает, но, если во главе угла стоит человек и помощь ему, то любое правительство находит ответы на эти вопросы».

                 Совместными усилиями

В беседе с кыргызстанскими онкологами, представителями неправительственных организаций, оказывающих помощь паллиативным пациентам, зарубежные гости обозначили и другие общие для стран проблемы. Среди них оказались декриминализация ответственности врача, выписавшего рецепт на наркотические анальгетики, низкий уровень доступа к препаратам, недостаток кадров. Однако в первом пункте этого списка вина законов не так велика, как может показаться обывателю.

« Каждый имеет право на обезболивание, любая боль может быть излечена. Когда у человека нет информации, ему кажется, что боль – это нормально. Такая жизнь, такой диагноз… Это не так. Некоторые врачи просто не хотят создавать сложностей. Конечно, они боятся. Но зачастую именно факт риска позволяет им туда не влезать. Делайте все правильно, и проблем не будет. Конечно, многие моменты нужно менять. Но, если ты хочешь человеку помочь, то законодательных барьеров не так много. Они, в основном, сидят в головах», - подчеркнула Федермессер.

В головах, в том числе у докторов, «сидит» и другой нюанс. По словам заведующего филиалом первого Московского хосписа имени В. Миллионщиковой Арифа Ибрагимова, многие медики заводят разговор о том, что заболевание неизлечимо слишком поздно. В итоге ни пациент, ни его близкие оказываются к новости не готовы. Переход от специализированной помощи к паллиативной должен быть плавным.

«ПП должна включаться на уровне специализированного лечения. Человека активно лечат, но на каком-то этапе врач понимает, что не вылечит. В этот момент нужно привлекать специалистов паллиативной помощи. Переход должен быть очень плавным. Я, как врач, при первичном приеме пациента сталкиваюсь с тем, что никто не готов к паллиативной помощи. Онкологи боятся, утаивают, до последнего момента не заводят ни с пациентами, ни с близкими речи о неизлечимости заболевания. А быстро перестроиться человек не может», - поясняет Ибрагимов.

Принять новость о том, что близкий человек не доживет до старости, сложно. Но в разы сложнее для семьи каждый день наблюдать за муками, продавать квартиры, брать кредиты, стараясь оттянуть неизбежное, а после корить себя за то, что недостаточно старались. Именно поэтому ПП должна включать в себя не только поддержку пациента, но и его родственников. Тягостные симптомы, которые переживает пациент, блокируют обезболивающими препаратами, а родственникам психологи объясняют, что доживать отведенный срок человеку комфортнее в тепле и уюте, а не в постоянном стрессе и жалости окружающих.

Группы психологической помощи и взаимопомощи есть и в Бишкеке. Одна из них локализуется в Первом детском хосписе и помогает семьям жить дальше. В идеале таких групп должно быть больше. Парадоксально, но их наличие и качественная ПП помогут не только пациентам и их близким, но и имиджу государства. Как отметила Нюта Федермессер, получатели паллиативной помощи – благодарные пациенты. В итоге лояльными ко власти остаются целые семьи. Кроме того, паллиатив, согласно исследованиям, имеет экономическое преимущество. Говоря о России, вызов специалистов ПП обходится почти в 7 раз дешевле вызова кареты «скорой». Менее затратными бригады МДК (мультидисциплинарных команд), как показало исследование одного из международных фондов, будут и для Кыргызстана.Обсудили специалисты и более узкие вопросы, касающиеся непосредственно организации ПП, поправок в законодательство и обучения кадров. Россияне отметили потенциал КР, подчеркнув, что страна уже делает важные шаги на пути развития помощи тяжелобольным. Один из самых значимых – регистрация капельного морфина, необходимого детям. Этого препарата нет даже в России.

Однако, важные поправки без голоса народа действовать в полном объеме не будут. Пока общество не запомнит, что хоспис – это не стыдно, что боль – это не нормально, что опиоидные анальгетики – это не привилегия, а законное право, которое нужно требовать, продвижения специалистов окажутся не эффективными. В борьбе за достойную жизнь, пусть и недолгую, должны участвовать все. Не дожидаясь резонансных случаев, всколыхнувших правительство России.

Источник: еженедельная газета Аргументы и Факты -Кыргызстан, №46, 2019 год

Я рекомендую 0 + Поделиться Twitter Facebook
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие обзоры

О стране

Российская Федерация (Россия) - страна в восточной Европе и северной Азии. Россия – правопреемник Союза Советских Социалистических Республик (СССР), который перестал существовать 26 декабря 1991. Имеет федеративное устройство.

В состав России входят 89 субъектов Федерации:

21 республика: Адыгея, Алтай, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушская, Кабардино-Балкарская, Калмыкия, Карачаево-Черкесская, Карелия, Коми, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Северная Осетия, Татарстан, Тува, Удмуртская, Хакассия, Чеченская, Чувашская.
1 автономная область: Еврейская.
10 автономных округов: Агинский Бурятский, Коми-Пермяцкий, Корякский, Ненецкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий), Усть-Ордынский Бурятский, Ханты-Мансийский, Чукотский, Эвенкийский, Ямало-Ненецкий.
6 краев: Алтайский, Краснодарский, Красноярский, Приморский, Ставропольский, Хабаровский.
И 49 областей.

Столица – Москва.

Государственный строй

Россия — федеративная республика.
Глава государства: Президент, избираемый на основе всеобщих выборов на 4 года.
Глава правительства: Председатель правительства (премьер-министр.
Законодательная власть: двухпалатное Федеральное Собрание (Государственная Дума из 450 депутатов, избираемых на 4 года. А так же Совет Федерации из 178 членов, по 2 представителя от каждого субъекта Федерации).

Территория России составляет 17 075 400 кв. км.

Официальный (государственный) язык на всей территории Российской Федерации - русский. Народам Российской Федерации гарантируется право на сохранение родного языка.

Денежная единица — рубль

Среди религиозных конфессий самой многочисленной является православная, жители многонациональной России исповедуют также ислам, католицизм, иудаизм, буддизм.