вторник, 27 октября 2020
Китай больше недели скрывал генетическую карту коронавируса от ВОЗ

Народный репортер

Напишите нам

Китай / НаукаRSS

Китай больше недели скрывал генетическую карту коронавируса от ВОЗ

Китай больше недели скрывал генетическую карту коронавируса от ВОЗ

15 июня 2020 06:30    Просмотров: 3362

Алия Садыкова, © News-Asia

В течение всего января 2020  года до официального начала пандемии Всемирная Организация Здравоохранения публично хвалила Китай за быстрый ответ на вызов общественному здравоохранению в виде коронавируса. Глава ВОЗ, Тедрос Адханом Гебрейесус, неоднократно благодарил китайское правительство за то, что оно «немедленно» поделилось генетической картой вируса, и заявил, что его работа и приверженность прозрачности выявления и борьбы с ним были «очень впечатляющими и не поддающимися описанию словами». Но за кулисами наблюдались значительные задержки со стороны Китая с подачей этих данных и значительное разочарование среди официальных лиц ВОЗ по поводу отсутствия данных о вспышках.

Associated Press  выступило со вторым громким разоблачением по этому поводу (первое касалось задержки информации Китаем о грядущей пандемии почти на 7 дней) . Агентство отмечает, что несмотря на международные аплодисменты, Китай фактически берег выпуск в мир генома вируса больше недели после того, как три различные правительственные лаборатории полностью расшифровали информацию. Согласно десяткам интервью и внутренних документов, во всем виноват жесткий контроль за информацией и конкуренцией внутри китайской системы общественного здравоохранения. Китайские правительственные лаборатории выдали геном в другие страны только после того, как другая лаборатория опубликовала его раньше властей на узкоспециализированном ресурсе «virological.org» 11 января. Даже тогда официальный Пекин еще по меньшей мере на две недели задержался с предоставлением ВОЗ подробных данных о пациентах и случаях заболевания, согласно записям внутренних совещаний, проведенных агентством здравоохранения ООН в январе – и все это в то время, когда вспышка, возможно, была бы резко замедлена. Официальные лица ВОЗ публично восхваляли Китай, потому что они хотели вытянуть из правительства больше информации, свидетельствуют записи, полученные AP. В частном порядке они жаловались на собраниях 6 января, что Китай не делится достаточным количеством данных для оценки того, насколько эффективно вирус распространяется между людьми или какой риск он представляет для остального мира, что требует ценного времени.

«Мы получаем очень мало информации», – цитирует ресурс американского эпидемиолога Марию Ван Керхов, которая теперь является техническим руководителем по вопросам COVID-19, на одном из внутренних совещаний. – «Этого явно недостаточно для правильного планирования».

«В настоящее время мы находимся на стадии, когда они (китайские эпидемиологи, прим. авт.) дают нам информацию за 15 минут до того, как она появится на CCTV», – отмечал главный чиновник ВОЗ в Китае доктор Гауден Галеа, ссылаясь на государственное Центральное телевидение Китая, на другой встрече.

История обсуждения раннего реагирования на вирус происходила в то время, когда ВОЗ находится в осаде и согласилось провести независимое исследование того, как эта пандемия была отработана в глобальном масштабе. После неоднократного восхваления китайской реакции на раннем этапе президент США Дональд Трамп взорвал респутацию ВОЗ в последние недели за то, что она якобы вступила в сговор с Китаем, чтобы скрыть масштабы коронавирусного кризиса. Он окончательно разорвал связи с этой организацией, поставив под угрозу примерно 450 миллионов долларов, которые США ежегодно выделяют в качестве крупнейшего одиночного донора ВОЗ. Тем временем председатель КНР Си Цзиньпин пообещал в течение следующих двух лет вложить в борьбу с коронавирусом 2 миллиарда долларов, заявив, что Китай всегда предоставлял информацию ВОЗ и всему миру «самым своевременным образом». ВОЗ сейчас в некрасивом положении между США и Китаем: международное право обязывает страны сообщать ВОЗ информацию, которая может оказать воздействие на общественное здравоохранение,  но агентство ООН не имеет никаких правоприменительных полномочий и не может самостоятельно расследовать эпидемии внутри стран. Вместо этого ВОЗ должна опираться на сотрудничество государств-членов объединения. И в соответствии с международным правом ВОЗ обязана оперативно обмениваться информацией и предупреждениями со странами-членами о надвигающемся кризисе. Во вторую неделю января глава ВОЗ по чрезвычайным ситуациям доктор Майкл Райан заявил коллегам, что настало время «переключить передачу» и усилить давление на Китай, опасаясь повторения вспышки SARS, начавшейся в Китае в 2002 году и унесшей жизни почти 800 человек по всему миру. Он сказал, что лучший способ «защитить Китай» от возможных действий других стран и обвинений заключается в том, чтобы ВОЗ провела свой собственный независимый анализ с использованием данных китайского правительства о том, может ли вирус легко распространяться между людьми. Задержка с публикацией генома затормозила признание его распространения на другие страны наряду с глобальным развитием тестов, лекарств и вакцин. Отсутствие подробных данных о пациентах также затрудняло определение того, насколько быстро распространяется вирус, что было крайне важно для его остановки.

В промежутке между этими днями полный геном был впервые расшифрован правительственной лабораторией Китая 2 января. К тому дню, когда Пекин поделился данными, и ко дню, когда  ВОЗ объявила глобальное чрезвычайное положение, вспышка распространилась в 100-200 раз, согласно ретроспективным данным о заражении от китайского Центра по контролю и профилактике заболеваний (ЦКЗ). В настоящее время этот вирус заразил более 6 миллионов человек во всем мире и убил более 375 000 человек. Но если бы ВОЗ была более жесткой в требованиях, Китай мог бы выйти из объединения, либо же не допустить мировых ученых к геному вовсе. В связи с чем эксперты отмечают, что по мере того, как отсутствие прозрачности данных, связанных с вирусом, подаваемых Пекином, становится еще более очевидным, продолжение защиты Китая генеральным директором ВОЗ Тедросом Адханом Гебрейесусом становится проблематичным. Ни ВОЗ, ни Национальная комиссия по здравоохранению Китая и Министерство иностранных дел не дали никаких комментариев Associated Press. Но за последние несколько месяцев Китай неоднократно защищался от поступавших обвинений со стороны других стран мира и заявлял о их аморальности и бесчеловечности.

Гонка по поиску генетической карты вируса началась в конце декабря, согласно истории, которая разворачивается в интервью, документах и записях ВОЗ. Именно тогда врачи в Ухане заметили таинственные скопления пациентов с лихорадкой и проблемами с дыханием, которые не улучшались при стандартном лечении гриппа. В поисках ответов они посылали образцы тестов от пациентов в коммерческие лаборатории. 27 декабря лаборатория Vision Medicals собрала большую часть генома нового коронавируса с поразительным сходством с SARS. Vision Medicals поделилась своими данными с официальными лицами Уханя и Китайской академией медицинских наук, о чем сначала сообщило китайское финансовое издание Caixin и независимо подтвердило AP. 30 декабря уханьские чиновники здравоохранения выпустили внутренние уведомления, предупреждающие о необычной пневмонии, которая просочилась в социальные сети. В тот же вечер Ши Чжэнли, эксперт по коронавирусу в Уханьском Институте вирусологии, который известен тем, что проследил вирус SARS до пещеры летучих мышей, была предупреждена о новой болезни, Согласно интервью Scientific American, с конференции в Шанхае Ши первым же поездом вернулась в Ухань. На следующий день китайский директор ЦКЗ Гао Фу направил в Ухань группу экспертов. В тот же день данные об этом появились на платформе с открытым исходным кодом, которая собирает разведданные о вспышках болезней, и 1 января 2020 года ВОЗ официально запросила дополнительную информацию у Китая. У страны в этом случае есть от 24 до 48 часов для ответа, и Китай сообщил через 48 часов, что болезнь есть, что было зарегистрировано 44 случая заболевания и ни одного случая смерти. 2 января Ши расшифровала весь геном вируса, согласно сообщению, которое позже было опубликовано на веб-сайте ее Института. Ученые согласны с тем, что китайские ученые обнаружили и секвенировали неизвестный тогда патоген с поразительной скоростью, что свидетельствует о значительно улучшившихся технических возможностях Китая после SARS, в течение которых возглавляемая ВОЗ группа ученых потратила месяцы на идентификацию вируса. На этот раз китайские вирусологи в течение нескольких дней доказали, что это был невиданный ранее коронавирус. Позже глава ВОЗ сказал, что Пекин установил «новый стандарт реагирования на вспышку болезни».

Но когда дело дошло до обмена информацией с миром, все пошло наперекосяк. 3 января  Национальная комиссия здравоохранения выпустила конфиденциальное уведомление, предписывающее лабораториям с вирусом либо уничтожить их образцы, либо отправить их в назначенные институты для безопасного хранения. Уведомление, впервые сообщенное Caixin и увиденное AP, запрещало лабораториям публиковать информацию о вирусе без разрешения правительства. Приказ запрещал лаборатории Ши публиковать генетическую последовательность или предупреждать о потенциальной опасности. Китайское законодательство гласит, что научно-исследовательские институты не могут проводить эксперименты с потенциально опасными новыми вирусами без одобрения высших органов здравоохранения. Хотя закон призван обеспечить безопасность экспериментов, он дает высшим должностным лицам здравоохранения широкие полномочия в отношении того, что могут или не могут делать лаборатории более низкого уровня. По мнению  Эдварда Гу, профессора Чжэцзянского университета, и Ли Ланьтянь, аспирант Северо-Западного университета, в опубликованной в марте статье, анализирующей вспышку болезни, если бы в китайском медицинском сообществе царили иные порядки, можно было бы изучить новый вирус раньше. Чиновники комиссии позже повторили, что они пытались обеспечить безопасность лабораторий и поручили четырем отдельным правительственным лабораториям идентифицировать геном одновременно, чтобы получить точные и последовательные результаты. С 3 января китайский ЦКЗ самостоятельно секвенировал вирус, согласно внутренним данным, полученным AP. И сразу после полуночи 5 января третья назначенная правительственная лаборатория, Китайская академия медицинских наук, расшифровала последовательность и представила отчет. Тем не менее, даже с полной последовательностью, расшифрованной тремя государственными лабораториями независимо, китайские чиновники здравоохранения хранили молчание. ВОЗ сообщила в своем Твиттере, что в настоящее время проводятся расследования по необычному кластеру случаев пневмонии без смертельных исходов в Ухане, и заявила, что она поделится «более подробными сведениями, поскольку они у нас есть». Между тем, в китайском ЦКЗ пробелы в экспертизе коронавируса оказались проблемой. В течение почти двух недель Ухань не сообщал о новых инфекциях, поскольку чиновники подвергали цензуре врачей, которые предупреждали о подозрительных случаях. Тем временем исследователи обнаружили, что новый коронавирус использует особый спайковый белок, чтобы связать себя с человеческими клетками. Необычный белок и отсутствие новых случаев заболевания заставили некоторых китайских исследователей ЦКЗ задуматься о том, что вирус нелегко распространяется между людьми – как коронавирус, вызывающий ближневосточный респираторный синдром, или БВРС, по словам сотрудника, который отказался быть идентифицированным из страха возмездия. Ли Йизе, исследователь коронавируса из Университета Пенсильвании, сказал, что он сразу же заподозрил, что патоген был инфекционным, когда он заметил просочившуюся копию отчета о секвенировании в групповом чате по коронавирусу, похожему на SARS. Но китайская команда CDC, работающая над генетической последовательностью, не имела молекулярных специалистов и не консультировалась с внешними учеными. Китайские органы здравоохранения отклонили предложения о помощи от иностранных экспертов, в том числе гонконгских ученых, которым было запрещено участвовать в миссии по установлению причин заражений в Ухане, и американского профессора в одном из университетов Китая. 5 января Шанхайский общественный Клинический медицинский центр, возглавляемый знаменитым вирусологом Чжан Юнчжэнем, стал последним, кто выделил вирус. Он передал культуру  в базу данных, где она ожидала рассмотрения, и уведомил об этом Национальную комиссию здравоохранения. Он предупредил их, что новый вирус похож на SARS и, вероятно, поражает дыхательные пути и высококонтагиозен, потому надо  усилить меры предосторожности в общественных местах. В тот же день ВОЗ заявила, что, основываясь на предварительной информации из Китая, «нет никаких свидетельств значительной передачи инфекции между людьми», и не рекомендовала никаких конкретных мер для путешественников. На следующий день китайский ЦКЗ поднял страновой аварийный уровень до второго по величине. Сотрудники приступили к изоляции вируса, разработке рекомендаций по лабораторному тестированию и разработке тестовых наборов. Но у агентства не было полномочий выдавать публичные предупреждения, и повышенный уровень чрезвычайной ситуации держался в секрете даже от многих его собственных сотрудников. 7 января команда из Уханьского университета секвенировала патоген и обнаружила, что он соответствует данным Ши. Но китайские эксперты ЦКЗ заявили, что они не доверяют выводам Ши и должны проверить ее данные, прежде чем она сможет опубликовать их, по словам трех человек, знакомых с этим вопросом. Как Национальная комиссия здравоохранения, так и Министерство науки и техники, которое курирует лабораторию Ши, отказались предоставить Ши для интервью. По некоторым данным, это было вызвано тем, что китайские исследователи CDC хотели сначала опубликовать свои статьи и взять всю славу себе: в Китае ценность сотрудников ЦКЗ измеряется в частности количеством опубликованных статей в престижных журналах и идет настоящая битва за публикации. По мере того как проходили дни, даже некоторые сотрудники китайского ЦКЗ начали задаваться вопросом, почему властям потребовалось так много времени, чтобы идентифицировать патоген. 8 января The Wall Street Journal сообщила, что ученые выявили новый коронавирус в образцах от пациентов с пневмонией в Ухане, опередив и поставив в неловкое положение китайских чиновников (позже журналистов этого издания вышлют из страны под предлогом публикации, дискредитирующей усилия китайских властей и китайского народа по борьбе с коронавирусом , авт.). Эта новость смутила чиновников ВОЗ. Доктор Том Грейн, руководитель группы ВОЗ по управлению кризисными событиями, сказал, что агентство выглядело «вдвойне, невероятно глупо». После этой статьи государственные СМИ Поднебесной официально объявили об обнаружении нового коронавируса. Но даже тогда китайские органы здравоохранения не обнародовали геном, диагностические тесты или подробные данные о пациентах, которые могли бы намекнуть на то, насколько заразна эта болезнь. К тому времени подозрительные случаи уже появились по всему региону.  Так, 8 января сотрудники тайского аэропорта не допустили на рейс женщину из Уханя с насморком, болью в горле и высокой температурой. Команда профессора Чулалонгкорнского университета Супапорна Вачараплуэсади обнаружила, что женщина была заражена новым коронавирусом, очень похожим на то, что описывали китайские чиновники. И 9 января главой команды был сделан доклад властям Таиланда об опасности. Но поскольку китайские власти не опубликовали никакой информации о вирусе, доказать, что тайский вирус был тем же самым, который вызывал заболевание в Ухане, было нельзя. В этот же день, 9 января, в Ухане умрет первая жертва коронавируса, 61-летний мужчина. О смерти станет известно только 11 января. Должностные лица ВОЗ жаловались на внутренних совещаниях, что они постоянно запрашивают дополнительные данные у Китая, особенно для того, чтобы выяснить, может ли вирус эффективно распространяться между людьми, но безрезультатно...

«Мы неофициально и официально запрашивали дополнительную эпидемиологическую информацию», –  сказал представитель ВОЗ в Китае Галеа. – «Но когда мы просили рассказать о подробностях, мы ничего не смогли получить».

11 января команда во главе с Чжаном из Шанхайского клинического центра общественного здравоохранения, наконец, опубликовала последовательность на virological.org, используемый исследователями для обмена советами по патогенам. Этот шаг возмутил китайских чиновников ЦКЗ и на следующий день его лаборатория была временно закрыта органами здравоохранения. Чжан направил запрос о комментариях в китайский ЦКЗ. Национальная комиссия здравоохранения, которая курирует китайский ЦКЗ, несколько раз отказывалась предоставить своих должностных лиц для интервью и не отвечала на вопросы о Чжане. Супапорн сравнила свою последовательность с последовательностью Чжана и обнаружила, что она на 100% совпадает, подтверждая, что тайский пациент был болен тем же вирусом, что циркулировал в Ухане. Еще одна тайская лаборатория получила те же результаты. В тот же день Таиланд проинформировал ВОЗ, как сказал Танарак Плипат, заместитель генерального директора Департамента по борьбе с болезнями Министерства общественного здравоохранения Таиланда. После того как Чжан выпустил геном, китайский ЦКЗ, Уханьский институт вирусологии и Китайская академия медицинских наук поспешили опубликовать свои последовательности, работая в течение ночи, чтобы просмотреть их, собрать данные о пациентах и отправить их в Национальную комиссию здравоохранения для утверждения, согласно документации, полученной AP. И наконец 12 января все три лаборатории вместе, наконец, опубликовали последовательности на GISAID, платформе для ученых, чтобы поделиться геномными данными. К тому времени прошло уже больше двух недель с тех пор, как специалисты расшифровали частичную последовательность, и больше недели с тех пор, как все три правительственные лаборатории получили полную последовательность генома. За эту неделю было заражено около 600 человек. Некоторые ученые говорят, что ожидание не было необоснованным, учитывая трудности в секвенировании неизвестных патогенов, учитывая, что точность так же важна, как и скорость. Они указывают на вспышку атипичной пневмонии в 2003 году, когда некоторые китайские ученые изначально и ошибочно полагали, что источником эпидемии был хламидиоз.

Эксперт по инфекционным заболеваниям Джон Маккензи, который работал в комитете ВОЗ по чрезвычайным ситуациям во время вспышки болезни, высоко оценил скорость китайских исследователей в секвенировании вируса. Но часть важных данных была ими не учтена.

«Там определенно был какой-то пустой период, период окна. Там должна была быть передача от человека к человеку», - дал прогноз эксперт. Так и вышло.


13 января  ВОЗ объявила, что в Таиланде был подтвержден случай заражения вирусом, что вызвало возмущение китайских чиновников. На следующий день в ходе конфиденциальной телеконференции высшее должностное лицо здравоохранения Китая приказало стране подготовиться к пандемии, назвав эту вспышку «самой серьезной проблемой со времен SARS в 2003 году», как ранее сообщало AP. Китайские сотрудники ЦКЗ по всей стране начали скрининг, изоляцию и тестирование на наличие случаев заболевания, в результате чего по всей стране были обнаружены сотни таких случаев. Тем не менее, даже когда китайский ЦКЗ внутренне объявил чрезвычайную ситуацию первого уровня, самый высокий возможный уровень, китайские чиновники все еще говорили, что вероятность устойчивой передачи инфекции между людьми была низкой. А вирус меж тем распространялся…Ван Керхов сказала на брифинге для прессы, что «Возможно, что существует ограниченная передача инфекции от человека к человеку». Но несколько часов спустя ВОЗ, казалось, отступила и написала в Твиттере, что «…предварительные расследования, проведенные китайскими властями, не нашли никаких явных доказательств передачи вируса от человека к человеку». Это было заявление, которое позже стало пищей для критиков. После чего высокопоставленный чиновник Азиатского отделения ВОЗ доктор Лю Юньго, посещавший медицинскую школу в Ухане, прилетел в Пекин, чтобы установить прямые неформальные контакты с китайскими официальными лицами. Бывший однокурсник Лю, уханьский врач, предупредил его, что больные пневмонией наводняют городские больницы, и Лю настаивал на том, чтобы больше экспертов посетили Ухань. 20 января руководитель группы экспертов, вернувшийся из Уханя, известный правительственный врач-инфекционист Чжун Наньшань впервые публично заявил, что новый вирус передается между людьми. Председатель КНР Си Цзиньпин призвал к  «своевременной публикации эпидемической информации и углублению международного сотрудничества». Несмотря на эту директиву, сотрудники ВОЗ все еще пытались получить достаточно подробные данные о пациентах из Китая, касающиеся быстро развивающейся вспышки заболевания. В тот же день агентство здравоохранения ООН направило небольшую группу в Ухань на два дня, включая представителя ВОЗ в Китае Галеа. Им рассказали о тревожном скоплении случаев заболевания среди более чем дюжины врачей и медсестер. Но у них не было схем передачи вируса с подробным описанием того, как эти случаи были связаны, а также полного понимания того, насколько широко распространяется вирус и кто находится в группе риска. 22 января ВОЗ созвала независимый комитет для определения того, следует ли объявлять глобальную чрезвычайную ситуацию в области здравоохранения? После двух безрезультатных встреч, на которых эксперты были разделены, они решили отказаться от этого, даже когда китайские чиновники приказали запечатать Ухань в самый жесткий карантин в истории и начали обсуждать вопрос возвращения на родину всех, кто покинул Ухань и провинцию Хубэй для изоляции, обследования и по необходимости лечения. На следующий день глава ВОЗ Тедрос публично описал распространение нового коронавируса в Китае как «ограниченное».

В течение нескольких дней Китай не публиковал много подробных данных о вирусе, даже когда число его случаев резко возросло. Пекинские городские власти были достаточно встревожены, чтобы рассмотреть возможность блокировки столицы, по словам медицинского эксперта, непосредственно знающего этот вопрос. 28 января Тедрос и ведущие эксперты совершили чрезвычайную поездку в Пекин для встречи с президентом Си и другими высокопоставленными китайскими чиновниками. Весьма необычно, что генеральный директор ВОЗ непосредственно вмешивается в практические аспекты расследования вспышек болезней. Сотрудники Тедроса подготовили список просьб о предоставлении информации. В конце поездки Тедрос объявил, что Китай согласился принять международную группу экспертов. На брифинге для прессы 29 января Тедрос осыпал похвалами Китай, назвав его уровень приверженности общественному здравоохранению и борьбе с вирусом «невероятным». На следующий день ВОЗ, наконец, объявила чрезвычайную международную ситуацию в области здравоохранения. Тедрос еще раз поблагодарил Китай, ничего не сказав о прежнем отсутствии сотрудничества и молчании.

«Мы должны были на самом деле выразить наше уважение и благодарность Китаю за то, что он делает», –  сказал Тедрос.  – «Он уже сделал невероятные вещи, чтобы ограничить передачу вируса в другие страны».

Фото на превью: иллюстративное, pixabay.com

Я рекомендую 1 + Поделиться Twitter Facebook
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие новости

28 августа 2020 08:54

Китай протестирует свою вакцину от коронавируса на жителях Бангладеш

В этой стране от COVID-19 ушли из жизни более 4 тысяч человек, и она готова выступить полигоном для испытаний не только китайской, но и других вакцин, чтобы остановить пандемию

18 августа 2020 04:16

15 университетов Китая впервые вошли в топ-500 университетов мира

Еще 2 университета – Университет науки и техники Китая и Университет Фудань – впервые вошли в лучшую сотню, а Университет Цинхуа обошел Киотский университет в топ-30 высших учебных заведений с наилучшим качеством образования

О стране

Китайская Народная Республика - государство в Восточной Азии, крупнейшее по численности населения государство мира. Занимает третье место в мире по территории, уступая России и Канаде.
Столица - Пекин.

Со времени провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 правящей партией является Коммунистическая партия Китая (КПК). Существуют также ещё восемь зарегистрированных политических партий (например, Революционный комитет Гоминьдана), формально независимых от КПК.