вторник, 05 июля 2022
Ситуация вокруг центральноазиатского региона требует совершенствования новых механизмов парирования вероятных угроз с Запада

Народный репортер

Напишите нам

Россия / Актуальная темаRSS

Ситуация вокруг центральноазиатского региона требует совершенствования новых механизмов парирования вероятных угроз с Запада

Ситуация вокруг центральноазиатского региона требует совершенствования новых механизмов парирования вероятных угроз с Запада

28 марта 2022 14:30    Просмотров: 9289

Старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Андрей Грозин проанализировал возможные направления воздействия Запада на страны региона.

На фоне мировой пандемии и геополитических трансформаций, которые происходят во всем мире, начиная от обвального ухода США и их союзников из Афганистана прошлым летом, ситуация в Центральной Азии несколько отдалилась из центра внимания, но мы понимаем, что она остается актуальной, обозначил Андрей Грозин, выступая на экспертной панели «НАТО, Россия и страны Центральной Азии на фоне новой геополитической реальности», организованной АНО «Институт исследований Центральной Азии». По мнению эксперта, вызовы и угрозы, которые связаны с этим регионом, будут только возрастать.

Остаться в стороне от американо-китайского конфликта не удастся

«Год, начавшийся с неудавшейся попытки мятежа в Казахстане, демонстрации эффективности работы ОДКБ и стартовавшей 24 февраля специальной операции вооруженных сил России на Украине, наглядно демонстрирует справедливость данного вывода. Очевидно, что давление внешних акторов на регион Центральной Азии создает новое поле угроз и для Российской Федерации и для самих этих государств. Остаться в стороне от нарастающего из года в год американо-китайского конфликта для любого игрока на международной арене будет непросто, тем более это относится к центральноазиатским государствам. В таких обстоятельствах регион становится одной из ключевых после Азиатско-Тихоокеанского региона площадок для противостояния между КНР и США», - убежден аналитик.
Пока основными акторами текущего этапа противостояния остаются три ведущих мировых центра силы: коллективный Запад, Российская Федерация и КНР. А основным аспектом является информационная борьба. Прозападные неправительственные организации и СМИ, спонсируемые западной стороной в регионе, активно ведут системную антикитайскую кампанию, также системно ими ведется критика России и российских интеграционных проектов.

«После 24 февраля, очевидно, накал этого информационного давления будет только нарастать. Параллельно страны Запада стараются продемонстрировать, что они сохраняют заинтересованность в расширении своего влияния, в том числе и на сферу безопасности региона. Естественное беспокойство в данной связи вызывают возможности непродуманных практических шагов США в Центральной Азии, которые могли бы привести к формированию обширных зон нестабильности возле пока еще слабо защищенных южных рубежей Российской Федерации», - подчеркнул Грозин.

США необходима кооперация с Центральной Азией

На фоне деградации традиционных американских партнерств в Южной Азии обозначается насущная необходимость для США кооперации с ключевыми странами Центральной Азии в области управления и глобальным энергетическим рынком, и контроля мировых торговых маршрутов. Кроме того, необходимы опорные точки для поддержания присутствия США в Ираке, в Сирии, которые пока еще сохраняются, и, шире, на Ближнем Востоке. По мере прогрессирования сужения возможностей военного базирования в Ираке и странах Персидского залива Вашингтону вновь необходимы некие военные точки опоры в Центральной Азии, с которых можно было бы осуществлять контроль и за самим регионом, и за прилегающими к нему пространствами.

«Как утверждается в последней американской стратегии по Центральной Азии, которая была принята при предыдущей администрации Дональда Трампа и не была опровергнута или модернизирована новой администрацией Байдена, США уже вложили 9 млрд долларов в регион прямой помощи на государственном уровне, а это цифры трехгодичной давности, 31 млрд частных инвестиций и более 50 млрд в виде кредитов и технической помощи от международных структур с американским участием: Всемирный банк, МВФ и так далее. Отдельно в этой стратегии отмечалось, что США вложили более 90 млн долларов в укрепление границ государств Центральной Азии, провели около 200 военных учений и повысили квалификацию, как тогда указывалось более, чем 2500 центральноазиатских пограничников. При этом в стратегии ничего не сказано, но все знают, что самую серьезную тревогу вызывает военно-биологические объекты США в регионе, в частности те, которые расположены в Казахстане и Узбекистане», - напомнил эксперт РАН.

Очевидным является то, что Соединенные Штаты при помощи перечисленных проектов и договоренностей и некоторых других, касающихся сферы безопасности, хотят закрепиться в регионе для сдерживания Китая, России и в меньшей степени Ирана. Центральноазиатский регион в данном случае находится в сложном положении, в силу своих геополитических констант Центральная Азия сейчас испытывает серьезное и усиливающееся давление со стороны глобальных центров силы, оставаясь при этом достаточно уязвимой перед внешним давлением. А давление заключается в том, что каждый из ведущих мировых игроков все настойчивее приглашает страны региона к приоритетному сотрудничеству именно с ним. Ясно, что государствам Центральной Азии такая определенность совершенно не нужна по множеству объективных и субъективных причин, считает Андрей Грозин.

Новый этап программы развертывания влияния

«После вывода войск из Афганистана американцы, очевидно, начинают новый этап своей программы в Центральной Азии с сократившимися возможностями проекции своего физического присутствия. И главное острие этой программы направлено, конечно же, против России, но с перспективной основной мишенью игры в Центральной Азии, которой, на мой взгляд, является все-таки не Россия, а именно Китайская народная республика, - заметил аналитик. - Раунд этой игры, очевидно, связан с пониманием того, что, придя на Украину, раньше или позже Российская Федерация выведет данную территорию или большую часть данной территории из-под ранее имевшегося прямого контроля Запада. Поэтому, по всей видимости, коллективный Запад рассчитывает, что Россия увязнет своими основными воинскими силами на Украине, а Запад, в свою очередь, постарается растянуть гибель украинского государства в том виде, в каком оно сейчас существует до максимально возможных пределов. И в такой ситуации открывать против России второй фронт в Центральной Азии – это не просто логично, но, по сути дела с каждой неделей становится просто насущной необходимостью».

Январские события в Казахстане были своеобразной разведкой боем, поскольку именно Казахстан остается важнейшим региональным ресурсом для расшатывания ситуации и в России, и в Китае. Ни одна другая республика Центральной Азии, при всем уважении, в силу множества объективных причин не имеет возможности влиять на Россию так, как это возможно, используя казахстанскую площадку, отметил Грозин.

«Коллективный Запад любит подходить к решению любой проблемы комплексно, поэтому на одной встрече с министрами иностранных дел, как мы видим по достаточно скупым коммюнике, обсуждался широчайший круг тем от Украины до Афганистана, и, как говорят многие источники в разных государствах, в том числе обсуждалась возможность возвращения в регион американских военных объектов. При этом необязательно речь идет о постоянном базировании. Это может быть центр обучения, центр транзита, это могут быть складские помещения, центр тренировки служебных собак – как это будет называться, для США пока непринципиально», - отметил старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН.
Глава Госдепартамента Энтони Блинкен на этой встрече неслучайно отметил поддержку Соединенными Штатами суверенитета, независимости, территориальной целостности стран Центральной Азии, продолжил эксперт. Это многолетний тренд американской политики, который отдельно подчеркивается во всех программных документах США, касающихся Центральной Азии. Суверенитет и независимость центральноазиатских государств всегда упоминается в контексте некой иногда называемой, иногда подразумеваемой угрозы, которую якобы несут сотрудничество с русскими и китайцами.
«В целом видно, что на фоне усиления дальнейшего противостояния с Россией и Китаем Соединенные Штаты хотели бы пересмотреть свою региональную стратегию, нарастить политическое влияние, экономическое партнерство с ведущими странами региона – Казахстаном и Узбекистаном. Но новых серьезных экономических, энергетических, логистических предложений не появляется, а старые все уже давно реализованы. И, если американцы не предложат странам региона новые значительные проекты и, главное, крупные инвестиции под эти проекты, то ничего с точки зрения американского влияния в Центральной Азии принципиально не изменится. Как без новых масштабных денежных вливаний США планируют активизировать политику в регионе лично для меня остается неясным», - задался вопросом аналитик.

Пряник не пройдет, каким будет кнут?

Очевидно, что, если пряник использовать не предполагается, либо возможность его задействования затруднена и ограничена, то можно использовать давление, кнут. А что может выступать в качестве такого жесткого принуждения к сотрудничеству? В первую очередь, это проблемные зоны в регионе, которых достаточно много. Это и вся граница Центральной Азии с Афганистаном, это и горный Бадахшан, это и Ферганская долина, это киргизо-таджикская граница, это отчасти Каракалпакия.

«На территории Казахстана, как мне лично представляется, после января 2022 года игра Запада отнюдь не закончена. Скорее всего, она будет идти и далее. Возможно, не в таких брутальных формах, как мы наблюдали 5-6 января, но что-то подобное я бы не исключал. - добавил Грозин. – Для форсирования роста конфликтного потенциала может быть использован Афганистан. С афганской территории легко можно организовать волны беженцев, спасающихся от войны, голода, эпидемий, среди которых могут затеряться боевики различных международных террористических организаций».
По мнению эксперта, нужно понимать, что дестабилизация ситуации в любой из указанных зон опасна для региона тем, что она отразится на всех странах Центральной Азии, спустя какое-то время на приграничных территориях России и в Синцзяне, что создаст и России, и Китаю серьезные проблемы, а также будет традиционным имперским инструментом англо-саксов – воевать чужими руками. Сейчас общее внимание приковано к операции вооруженных сил России на украинской территории, но, как продемонстрировал казахстанский кризис начала года в Центральной Азии ситуация может накалиться весьма быстро и неожиданно для большинства экспертов и наблюдателей.

«Насколько я могу судить, январский кризис в Казахстане не предсказывал никто, в том числе и казахстанские коллеги. Еще 31 декабря ничто, по большому счету не говорило о том, что через неделю там понадобится вмешательство ОДКБ. Это говорит о том, что конфликт может развиваться быстро, стремительно и втягивать в свою орбиту значительное количество участников с самыми непредсказуемыми последствиями. И проблема в том, что дестабилизация обстановки в том или ином государстве, в той или иной проблемной зоне наверняка будет сопровождаться применением различных новых широкомасштабных технологий и методик и практического свойства, и с использованием информационно-коммуникативных возможностей – методик, с которыми власти Центральной Азии еще не сталкивались и не имеют опыта их адекватного парирования», - обозначил проблему аналитик.

Инструменты США эффективны?

Если говорить о практическом содержании того ресурса, на который Запад может опереться, есть три инструмента. Во-первых, это работа по интеграции политических и бизнес-элит в западно-экономическое пространство. Во-вторых – создание либерально-демократического поля, так называемого гражданского общества. И, в-третьих – активная поддержка и пропаганда пантюркизма и исламизма как прямого оружия против Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

«По первому направлению работа в регионе была наиболее эффективна из всех трех. В наибольшей мере эта эффективность проявляется в Казахстане, в наименьшей – в республиках Центральной Азии, слабо интегрированных в мировую экономику. Создание демократического поля во всех республиках региона не дало серьезно ощутимого эффекта. Даже в наиболее успешных киргизском и казахском вариантах успех носит во многом имитационный характер. Либеральное движение есть, но его электоральный и мобилизационный потенциал практически ничтожен, что наглядно демонстрируют итоги любых серьезных кризисов в этих государствах. Ставка же на оппозиционных лидеров либерально-демократической ориентации традиционно не срабатывает в силу их маргинальности. Третье направление панисламистской и пантюркистской пропаганды активно шло через Турцию, пока Реджеп Тайип Эрдоган серьезно не испортил отношения с коллективным Западом и не начал в регионе в значительной степени собственную игру с опорой на неоосманистские ценности и идеи», - пояснил Грозин.

Но, тем не менее, несмотря на то, что Турция сейчас решает в регионе свои вопросы и использует собственные ресурсы так, как она считает нужным и приемлемым для себя, долгосрочная работа прозападных региональных медиа, а также сетевого пространства по усилению националистической исламистской пропаганды для формирования антироссийских и антикитайских настроений продолжается, идет по нарастающей.

«Мне кажется, что массового эффекта пока не наблюдается, но курс на попытки напичкать страны Центральной Азии радикальными исламистскими идеями, тесно связанными, в том числе, и с организованной преступностью и частью правящей элиты и имеющими сильный мобилизационный потенциал, носит стратегический характер и будет продолжен. Подводя черту, я считаю, что Москву, судя по ее последним действиям практического свойства, не слишком заботит и беспокоит риторика многочисленных американских документов, партнерств и того, что она предлагает странам региона. Но естественное беспокойство вызывают возможные практические шаги Соединенных Штатов, которые могут привести к неожиданным результатам, в том числе, и касающихся инициации серьезных конфликтов и попыток раскачать региональную стабильность. Таким образом, в ближайшие годы, очевидно, в регионе будут напряженными в плане отражения разнообразных угроз безопасности и внутренних, и, возможно, внешних. Ситуация, безусловно, потребует и от России, и от ОДКБ, и от регионального антитеррористического центра ШОС контроля, разработки и дальнейшего совершенствования механизмов парирования вероятных угроз с Запада на данном направлении», - резюмировал Андрей Грозин.

Я рекомендую 1 + Поделиться
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие новости

10 июня 2022 08:56

Путин: отношения между Россией и Кыргызстаном развиваются в духе стратегического партнёрства и союзничества

В уральской столице, в конгресс-центре МФЦ «Екатеринбург-ЭКСПО» состоялась IX межрегиональная Российско-Кыргызская конференция. В мероприятии приняли участие более 400 человек из 18 регионов РФ и всех областей Кыргызстана, среди которых были представители органов власти, бизнеса, высших учебных заведений, работники СМИ.

05 июня 2022 11:04

Афганистан может стать «вторым фронтом» против России – эксперт

По словам Андрея Князева, журналиста-аналитика, специализирующегося на Центральной Азии, невозможно рассматривать Афганистан вне контекста мировой повестки и нарастающей поляризации в связи с событиями вокруг Украины.

Обзоры

 Андрей Русаков 

УРОКИ ГЕОГРАФИИ

2020 год стал не только високосным. Он, похоже, стал самым конфликтным на постсоветском пространстве за недавнее время.

 Владимир Банников 

ПОЛИТИКА, СМИ И РУССКИЙ МИР

Негативный образ РФ создают прежде всего сами российские СМИ изнутри, а всевозможные положительные вещи в ее образ привносят в медиапространство те русскоязычные издания, что находятся за рубежом

 Владимир Банников 

Плановая встреча

Кыргызстан стал последней страной в центральноазиатском турне Владимира Путина. до этого он посетил союзников по ОДКБ - Казахстан и Таджикистан.

О стране

Российская Федерация (Россия) - страна в восточной Европе и северной Азии. Россия – правопреемник Союза Советских Социалистических Республик (СССР), который перестал существовать 26 декабря 1991. Имеет федеративное устройство.

В состав России входят 89 субъектов Федерации:

21 республика: Адыгея, Алтай, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Ингушская, Кабардино-Балкарская, Калмыкия, Карачаево-Черкесская, Карелия, Коми, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Северная Осетия, Татарстан, Тува, Удмуртская, Хакассия, Чеченская, Чувашская.
1 автономная область: Еврейская.
10 автономных округов: Агинский Бурятский, Коми-Пермяцкий, Корякский, Ненецкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий), Усть-Ордынский Бурятский, Ханты-Мансийский, Чукотский, Эвенкийский, Ямало-Ненецкий.
6 краев: Алтайский, Краснодарский, Красноярский, Приморский, Ставропольский, Хабаровский.
И 49 областей.

Столица – Москва.

Государственный строй

Россия — федеративная республика.
Глава государства: Президент, избираемый на основе всеобщих выборов на 4 года.
Глава правительства: Председатель правительства (премьер-министр.
Законодательная власть: двухпалатное Федеральное Собрание (Государственная Дума из 450 депутатов, избираемых на 4 года. А так же Совет Федерации из 178 членов, по 2 представителя от каждого субъекта Федерации).

Территория России составляет 17 075 400 кв. км.

Официальный (государственный) язык на всей территории Российской Федерации - русский. Народам Российской Федерации гарантируется право на сохранение родного языка.

Денежная единица — рубль

Среди религиозных конфессий самой многочисленной является православная, жители многонациональной России исповедуют также ислам, католицизм, иудаизм, буддизм.