воскресенье, 22 октября 2017
Новости Центральной Азии : Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана и Китая. Центральноазиатский информационный портал «News-Asia»

Народный репортер

Напишите нам

У нас в гостях

Аскар Акаев: «Стабильность и эволюция лучше чем революция»

31 августа нынешнего года, как известно, исполнится 20 лет со времени провозглашения государственной независимости Кыргызстана. Аскару Акаеву выпала честь быть первым президентом и осуществлять эту историческую миссию. Он возглавлял новое государство в течение 14 лет. Под его руководством была разработана на основе общепризнанных в мире демократических норм первая Конституция страны. Проведены всеобъемлющие демократические реформы в политической, экономической, социальной и других областях. Первому президенту удалось не только сохранить, но и укрепить в стране межнациональный мир и согласие. Короче говоря, 2/3 из истории двадцатилетней государственной независимости Кыргызстана связано с именем Акаева именем и его делами. В марте 2005 года во внутренней жизни страны произошел резкий излом. Одни называют его государственным переворотом, другие – народной революцией. Ясно только одно, что после этого дела в республике пошли на резкий спад. Бакиеву за 5 лет удалось превратить «островок демократии в ЦА» в «островок криминала», ханскую вотчину, успел внедрить людям страх от властей и исторический нигилизм, пролил кровь… Апрельские события 2010 года, связанные со свержением режима Бакиева, не смягчили внутриполитический кризис. При нынешней власти опять пролилась кровь, она много обещает, но по существу ничего реального для народа еще не сделала. В современной истории Кыргызстана первый Президент Кыргызстана были, есть и остается ключевой фигурой. Как говорится в русской пословице: «из песни слова не выкинешь».

Наше интервью для читателей портала News-Asia мы хотели бы провести по принципу «двадцать вопросов первому президенту Кыргызстана в связи с двадцатилетием республики».

Уважаемый Аскар Акаевич начнем с главного. Почему политическая жизнь в Кыргызстане в постсоветские годы развивалась столь трудно, периодически обретая трагические повороты - на фоне стабильности, пусть и относительной, в соседних центральноазиатских государствах? Какие уроки из этого должен извлечь постсоветский мир?

Вы действительно начали с самого трудного вопроса. В нем проблемы внутренней жизни Кыргызстана органически сопряжены с современным мироустройством. Даже спустя двадцать лет, распад СССР нельзя рассматривать иначе, чем геополитическим катаклизмом глобального масштаба. Никто в мире не ожидал такой стремительности и трагичности событий. Пятнадцать бывших советских республик оказались тогда в критическом состоянии. В большинстве из них у руля оставались бывшие советские руководители, видные партийные функционеры, которые удерживали свои корабли от резких девиаций. В иное положение попал Кыргызстан. К власти в республике пришли новые, в основном молодые люди демократического уклада. Инерция советского прошлого над ними практически не довлела. Отсюда возникла возможность быстрого поворота в сторону демократических реформ. Не побоюсь сказать, что Кыргызстан шел тогда в этой области впереди других постсоветских республик. Во весь голос у нас стало заявлять о себе гражданское общество, возникла реальная многопартийность. Земельная реформа коренным образом изменила жизнь крестьянства. С учетом мирового опыта было реформировано местное самоуправление. Экономика последовательно переводилась на рыночные рельсы. Мы первыми среди стран СНГ ввели свою национальную валюту. Добавлю, что затем первыми вошли в состав ВТО. Росло производство. Заметно улучшалась жизнь людей. Короче говоря, по всем линиям наблюдались позитивные перемены. Успешно залечивались раны, нанесенные ошской трагедией 1990 года. Проблему межнациональных отношений я считал ключевой и не жалел времени и сил для ее решения.

Разумеется, в стремительном демократическом движении неизбежно появлялись издержки и перекосы, которые своевременно не устранялись. Подобное положение впрочем существовало тогда во всем постсоветском мире. Как порой говорят, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить…» Первые крупные овраги, как известно, дали о себе знать в Грузии и на Украине. А потом наступила очередь Кыргызстана. На постсоветском пространстве возникло явление т.н. цветных революций. Ставший их первопричиной паразитический симбиоз национальных внутренних и внешних зарубежных корней в них был очевиден. Не собираюсь углубляться в грузинские и украинские дела. Проблему же мартовской 2005 года «тюльпановой революции» знаю по собственному опыту и могу с уверенностью сказать, что ее организаторы для прихода к власти сознательно встали на путь антиконституционного государственного переворота. Внутренние корни у «тюльпановых заговорщиков» были крайне слабыми. Главная поддержка шла извне.

Вы не могли бы рассказать более подробно о роли США в драматических событиях шестилетней давности?


С американским руководством после провозглашения нашей государственной независимости у меня как у первого президента Кыргызстана сложились поначалу хорошие отношения. В Белом доме меня встречали весьма приветливо и называли «мой друг». Особое дружелюбие наблюдалось после открытия на территории республики американской базы «Манас». Вместе с Россией мы вступили после атаки международных террористов 11 сентября 2001 года на Нью-Йорк и Вашингтон в состав Антитеррористической коалиции. И решение об этой базе было между нами согласовано. Однако наличие американской военной базы вблизи от нашей столицы Бишкека меня крайне тяготило. Наш главный союзник и стратегический партнер Россия не имела тогда на территории Кыргызстана своей военной инфраструктуры, в то время как далекие от нас географически да и политически американцы оказались в самом центре республики. Для равновесия я предложил открыть в Кыргызстане российскую авиационную базу в г. Канте. Совместное решение об этом было принято в 2003 году. Основой для решения послужила подписанная мной и В. Путиным в июле 2000 года в Кремле Декларация о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве наших стран. Именно с 2003 года я и почувствовал заметное изменение к худшему в отношении ко мне со стороны Вашингтона. Мой решительный поворот в сторону России тогдашнее американское руководство встретило в штыки. А дальше события развивались по вполне предсказуемому сценарию. Наша т.н. непримиримая оппозиция во главе с Бакиевым для борьбы с законной властью получила со стороны Вашингтона мощную финансовую и морально-политическую поддержку. Ситуация завершилась государственным переворотом. Антироссийская направленность событий 2005 года видна невооруженным глазом. Уроки из тех событий еще должным образом не извлечены. Очевидно только одно, что феномен «цветных революций» не ушел в прошлое. Недавние события в Северной Африке и арабском мире являются тому подтверждением. Географические рамки таких революций приобрели ныне более широкое измерение.

Своим ответом Вы сразу же придали обсуждаемой проблеме высокую тональность, включили события в Кыргызстане в глобальный контекст, перекинули трансконтинентальный мост, пересекли океан. Заокеанское притяжение и поныне цепко держит Бишкек в своей орбите. Вернемся, однако, к более приземленным делам. По случаю юбилейной даты, которую республика отмечает в нынешнем году, принято подводить итоги. То, что мы видим сегодня, не может не внушать людям пессимизм, навевает мысли о тщетности созидательных народных усилий в противостоянии каким-то зловещим внутренним и внешним силам. Вместе с тем в нашей памяти живы 90-е годы, когда после провозглашения независимости развитие республики шло по-восходящей. Трудно забыть тот национальный подъем, когда наш народ и мировое сообщество отмечали 1000-летие «Манаса», 2200-летие кыргызской государственности. На уровень нашего национального героя вышел Чингиз Айтматов и Вы для этого многое сделали. Ош был объявлен второй южной столицей республики. Было в нашей жизни много хорошего, о чем нельзя не вспомнить. Хотелось бы спросить, какими Вы как первый президент страны видите итоги первого четырнадцатилетнего периода в государственной жизни республики, в чем состоят позитивные и негативные стороны того периода? Этот вопрос традиционный, но без него не обойтись.

Спасибо за Ваши оценки. В связи с двадцатилетием республики появилось и еще появится немало материалов, в которых вкривь и вкось будет трактоваться наша современная история. В своей президентской жизни я сполна испытал потоки лести и огульного охаивания. После того как вернулся в науку и занял подобающее место в российском академическом сообществе, после выхода из разрушительного политического водоворота к этим делам у меня появилась более высокая терпимость. Тем не менее явная ложь приносит человеческую боль. Давайте отрешимся от мелочных деталей в исторических оценках. Главное же состоит в следующем. 31 августа 1991 года в Центральной Азии появилось новое кыргызское государство, выбравшее демократический путь развития. Оно стало признанным членом мирового сообщества и не было отбоя от желающих признать его официально. Мне как президенту Кыргызстана не раз предоставляли высокую трибуну ООН, ОБСЕ и др. С почестями принимали в зарубежных столицах. Весь мир увидел величие нашей культуры и национальные достоинства нашего народа. Быстрые позитивные перемены происходили внутри страны. Республика совершила большой рывок в развитии, уверенно освобождалась от остатков авторитарного советского прошлого. После своего президентства я оставил благополучную в экономическом и социальном плане страну. В ней сложилось и укрепилось многонациональное сообщество. В этот успех вложены труд, заботы и мысли миллионов моих соотечественников, за что им я благодарен. Итогами первых четырнадцати лет развития страны мы вправе гордиться.

Если республика после двух разрушительных катаклизмов в марте 2005 года и в апреле 2010 года смогла выжить и не рассыпалась, то думается, что в первый четырнадцатилетний период независимости удалось создать большой запас государственной и политической прочности..

Скажу больше. За счет этого запаса страна держится и поныне. Недавно позвонил фермер из глубинки, и сказал о том, что простые люди забыты государством и они выживают сами благодаря земельной реформе, благодаря частной собственности на землю. Охаивание прошлого, принижение того, что было сделано на первом этапе нашей независимости, несправедливо и взрывоопасно. Об этом следовало бы помнить нынешним правителям. Что касается меня, то мой уход с президентского поста действительно носил трагический отпечаток. Политический авантюризм заговорщиков одержал верх. Однако как бы ни пыжились мои противники и недоброжелатели, я навсегда останусь первым президентом моей родной страны. Суд истории будет справедлив.

При наблюдении за нынешними событиями в Северной Африке и арабском мире, когда борьба некоторых правителей за сохранение власти сопровождается боевыми действиями и потоками крови, невольно возникает жгучий вопрос, почему Вы так легко расстались с властью, не использовали даже свои конституционные президентские права для подавления попытки госпереворота. Прошло уже достаточное время, чтобы Вы могли откровенно рассказать о тех событиях.


Все эти годы в своих интервью в кыргызских, российских и зарубежных СМИ я многократно рассказывал о тех тяжких для меня и моей семьи днях. Мое поведение в марте 2005 года лучше всего показало, что я не цеплялся за власть, был готов покинуть президентский пост, если в этом возникала необходимость. По существу тогда новой власти был дан исключительный шанс показать свою государственную, политическую и интеллектуальную состоятельность, повести страну дальше и добиться большего чем это удалось сделать мне. Дело, как известно, закончилось государственными преступлениями Бакиева, стрельбой по соотечественникам и многочисленными жертвами. Кровью на Юге начался отсчет деятельности нынешних властей.

Сказать, что я легко расстался с властью, означало бы покривить душой. Никому не удавалось сделать это без глубокой внутренней ломки. Но мне не нужна была власть любой ценой. За годы своего президентства я не погубил ни одной человеческой жизни. Мой последний президентский приказ «Не стрелять!» был созвучен моим человеческим, демократическим, гуманистическим убеждениям. Моя совесть перед народом, перед обществом чиста. Я это чувствую, находясь в России, встречаясь с соотечественниками, с моими зарубежными друзьями и коллегами.

В задаваемых Вам вопросах не будет соблюдаться временная хронология. Давайте от завершающего периода президентства вернемся к началу. Деятельность первого президента интересна на всех этапах. Какие побудительные мотивы были у Вас, чтобы в конце 1990 года взвалить на свои плечи президентскую ношу в тяжелейший период? Ваша научная деятельностью в советские годы была на подъеме, Вы были президентом Академии наук республики, являлись народным депутатом СССР, пользовались в народе большим почетом как национальный самородок.


Вы правы. Все это у меня было. И почет, и уважение и немалая власть в научном мире, в университетских кругах и т.д. Порой внутренний человеческий мир иррационален. Человек, достигнув определенных вершин в профессии, стремится выйти на новые горизонты, испытать свои силы на новом поприще. Так произошло и со мной. В конце восьмидесятых годов бурлила вся страна. В центре стремительно разгоравшейся борьбы был вопрос о роли КПСС. В то время, будучи народным депутатом СССР, я подолгу находился в Москве, где, кстати, имел возможность тесно общаться с научными друзьями из Москвы и Ленинграда. В составе Верховного Совета СССР я принадлежал к демократическому крылу. В республике хорошо знали, как активно я отстаивал в Москве наши интересы. Когда возник вопрос о выборах президента, это, похоже, и определило выбор в пользу моей кандидатуры. Бишкеку не привыкать к массовым политическим акциям, но то, что происходило в октябре 1990 года, по своему духу, характеру, общественным настроениям сильно отличалось от событий последних 5-6 лет. Тогда это был внутренний духовный порыв кыргызской молодежи к демократии, новой свободной жизни. Через полтора десятка лет в результате заокеанского влияния в этом чистом хоре появились чужие обертоны, возникла экстремистская тональность, принесшая разрушительные для страны последствия. Без глубокого волнения я не могу вспоминать осень 1990 года. И не потому, что стал тогда президентом страны. А потому, что почувствовал живительный запах грядущих перемен, возможность вместе со своими единомышленниками повернуть республику к новой жизни в условиях демократии. Старые силы, осевшие в Жогорку Кенеше и в других местах, пытались сохранить былые порядки, но их усилия решительно отторгались народом. Даже после тех бед, которые выпали на мою долю вслед за мартом 2005 года, я не жалею о своем тогдашнем выборе. Как человек, ученый, общественный деятель я оказался на острие политической борьбы. Уклониться от нее было бы трусостью. Оттого, что находился вместе со своим народом на переломном этапе, испытываю удовлетворение. В одной из советских песен есть прекрасные слова: «Значит, эти великие годы были прожиты нами не зря». Они полностью отражают мои чувства. Помню каждый день, но углубляться в детали в рамках интервью было бы трудно.

В предыдущих ответах Вы назвали две страны, которые оказывали и продолжают указывать решающее влияние на жизнь Кыргызстана в последние двадцатилетие. Это Россия и США. Как Вы оцениваете будущее политическое развитие Кыргызстана и других центральноазиатских государств в условиях американо-российского глобального и регионального противостояния? В какую сторону в конце концов должен смотреть Кыргызстан?

Кыргызстан, как и любая другая страна, должен смотреть прежде всего в собственную сторону, руководствоваться своими национальными интересами. Они, по моему глубокому убеждению, связаны с укреплением дружбы и союзнических отношений с Россией. В своих исторических изысканиях я углублялся в далекое прошлое нашего народа и убедился, что на трудных поворотах Россия всегда была для кыргызов самым надежным другом. На заре советской власти, когда большевиками в Средней Азии перекраивались внутренние границы, кыргызы были включены в состав РСФСР. Тем самым наш малый этнос удалось спасти от растворения в общем туркестанском котле. Наша история была тесно связана с Южной Сибирью, Алтаем и т.д. Об этом даже говорится в эпосе «Манас».

Мы вместе с Россией живем на единой евразийской земле, у нас общая история, мы вместе прошли через горнило тягчайших испытаний. Нас роднят близкие традиции, единые культурные ценности, совместно пролитая кровь в борьбе с фашизмом. В царские времена возникали трудности, но они никогда не переносились на отношения между народами. Иногда наши национал-патриоты произносят слова о российской колонизации, но это грубейшее извращение исторической правды. Именно через живительную связь с Россией наш народ приобщился к высотам образования, здравоохранения, культуры, получил импульс в созидательной сфере, в области промышленности и науки. Хорошо известен мой девиз: «Россия дана нам Богом и историей».

В Кыргызстане хорошо относятся к Соединенным Штатам Америки, высоко ценят их демократические достижения. Но эта заокеанская страна далека от нас не только географически. Американцы нахраписто лезут во все уголки мира, пытаясь насадить свои порядки, порой чуждые национальным традициям. Уцепившись за базу «Манас», цинично пытаются закрепиться на кыргызской земле. Пусть они приходят к нам не с революциями и военными базами, а как добрые великодушные друзья и партнеры.

Что касается более широкого подхода к вопросу о месте Кыргызстана в глобальном раскладе сил, то я добавлю к России и США в качестве одной из ведущих глобальных сил Китай. Это наш евразийский сосед, с которым связаны многие века кыргызской национальной истории. Недавно наши народы отметили 10-летие Шанхайской организации сотрудничества, в организационном создании которой мне выпала честь участвовать. Тандем Россия-Китай в рамках ШОС является и навсегда останется определяющим в судьбах Евразии.

После апрельских событий 2010 года Вы неоднократно в остром ключе высказывались о действиях временных властей, которые пришли на смену бакиевскому режиму. Однако, нельзя не отметить, что Временное правительство за короткий срок смогло принять новую Конституцию, перевести республику на парламентские рельсы. Как в преддверии двадцатилетия республики Вы оцениваете эти перемены?

То, что в нашей беседе будет затронут данный вопрос, я не сомневался. Первое, что я хотел бы подчеркнуть, это мое нежелание переводить нашу корректную беседу в политическое ристалище для острой полемики о положении дел в республике. И второе, более существенное. Какими бы ни были мои расхождения с нынешними властями республики, главное для меня – это благополучие страны, ее поступательное развитие на созидательной основе, без разрушительных революционных катаклизмов. Если новая власть намерена и проявит способность это обеспечить, могу только пожелать ей успеха. Вместе с тем политическая практика показала большую опасность, которую несут широковещательные обещания новой власти быстро изменить жизнь народа к лучшему, повысить зарплаты, пенсии, другие социальные выплаты и пособия, не соразмеряя обещания с реальными возможностями. Громче всего звучит похвальба новой власти относительно введения в республике парламентской системы власти при относительном сужении прерогатив президента. Не уверен, что подобный поворот, особенно с учетом нашей национальной специфики, будет происходить гладко. Ставится новый политический эксперимент с непредсказуемым результатом. Бакиев, например, пытался взять курс на ханство, Отунбаева повернула наоборот – в сторону парламентаризма. Никакая государственная система не в состоянии выдержать подобных эксцентричных метаний. Нынешний кыргызский парламентаризм – это младенец, требующий большого внимания и заботы, чтобы он вырос здоровым. В состоянии ли это сделать нынешние правители, больше увлеченные борьбой за власть, - вопрос, остающийся пока без ответа.

Стране нужно залечивать раны, оставшиеся от марта 2005 года, усугубленные апрельскими событиями и июньской межнациональной трагедией 2010 года, - это главное. И неплохо бы вспомнить о четырнадцатилетнем опыте предшественников. Это было время, насыщенное яркими созидательными делами. Богатыми плодами тех лет республика пользуется и поныне.

В свое время я сформулировал тезис «Стабильность и эволюция лучше чем революция». На сегодня в условиях Кыргызстана он выглядит особенно актуально.

Среди постсоветских президентов Вы заметно выделялись тем, что тяжелую повседневную управленческую работу сочетали с активной интеллектуальной деятельностью, осмысливая стоящие перед страной проблемы в свете современных достижений науки и проверенной на опыте мировой практики государственного управления. В памяти сохранились Ваши труды «Переходная экономика глазами физика», «Трудная дорога к демократии», «Кыргызская государственность и народный эпос «Манас», «Думая о будущем с оптимизмом. Размышления о внешней политике и мироустройстве» и др. Если некоторые государственные деятели не чужды методу «проб и ошибок», то Вы выбрали метод научного предвидения и прогнозирования. Теперь, когда прошло время, чувствуете ли Вы полезность сочетания в деятельности глав государств управленческой и интеллектуальной работы?

Вы правильно подметили особенности моего президентского положения. То сочетание, о котором Вы говорите, было вынужденным и диктовалось, с одной стороны, моими внутренними побуждениями как ученого-исследователя, с другой – тяжкой реальностью, с которой мне как главе государства пришлось столкнуться с первых президентских дней. Никто и никогда в мире не разрабатывал проблем перехода от авторитаризма советского типа к демократическому устройству жизни. В начале 90-х годов эти проблемы весомо и зримо ворвались на постсоветское пространство. Туда валом повалили американские и европейские советники, готовые за приличное вознаграждение помочь в осуществлении демократических перемен. Многие из них сделали на этом себе научные имена. Суть их усилий состояла в навязывании новым постсоветским государствам западного опыта. В Кыргызстане на эту тему шел ожесточенный спор. Итогом было наше решение не использовать «платье с чужого плеча», а жить своим умом. Мне как президенту пришлось самому сесть за письменный стол. Был я молод и сил было достаточно. Так родилась первая книга по переходной экономике, за ней последовали другие. Вместо услуг иностранных советников мы опирались на собственные исследования. И не ошиблись. Рыночная экономика в республике развивалось впечатляющими темпами.

В последние годы в России и в ряде других постсоветских стран появились крупные национальные «мозговые центры» и исследовательские фонды. Их труды стали использоваться в практике государственного управления. Каюсь, что мне в свое время это не удалось сделать в республике. Бакиев и нынешняя власть отвергли накопившийся собственный научный багаж. Опасаюсь, что в этих условиях все большую роль начинают играть директивы из-за океана, а там к нашей стране слишком потребительский циничный интерес.

Внешняя политика относится к числу наиболее закрытых от общества тем. На поверхность выплескивается лишь то, что государственное руководство по доброй воле заинтересовано донести до народа. Проблему внешнеполитической ориентации Кыргызстана мы уже затрагивали в предыдущей части беседы. Учитывая ту откровенность, которую Вы проявляете, не можем не спросить о Вашем отношении к расползающимся слухам о крене кыргызской внешней политики в сторону Вашингтона, а там есть немало рычагов, чтобы этот крен закрепить.

Действительно, разговоры об этом усиливаются и меня это не может не беспокоить. Скажу только одно. Кыргызстан многие годы связан тесными союзническими отношениями с Россией, своими соседями по региону и партнерами по постсоветскому пространству. Республика входит в ОДКБ, СНГ, ЕврАзЭС и ШОС и обязана следовать взятым на себя в них обязательствам. Курс на укрепление всесторонних связей с Россией является главным приоритетом. Отход от него чреват губительными для республики последствиями. Надо жить своими национальными интересами и больше всего ценить дружбу, которая прошла проверку временем. Как известно, «старый друг лучше новых двух». Что касается американцев, то не хотелось бы прибегать к инвективам. Однажды, перефразируя старую поговорку, я сказал: «Бойтесь американцев, дары приносящих». Опыт многих народов это подтвердил.

Уважаемый Аскар Акаевич! Вы уже шесть лет живете в России. С этой страной связаны многие годы Вашей жизни, начиная с юношеских студенческих, а потом аспирантских и докторантских лет в Ленинграде. Там возникла Ваша семья, родились старшие дети. Известно, что Вы в постпрезидентское время были хорошо приняты в российском университетском и академическом сообществе, удостоены высочайшей почести – избраны Иностранным членом Российской Академии наук. Вашими предшественниками в этом хорале были величайшие ученые – физики Альберт Эйнштейн, Эрнст Резерфорд, Нильс Бор и др. Это не может не согревать Ваше сердце. С другой стороны, и кыргызы могут испытывать удовлетворение тем, что их соотечественник получил столь высокое научное признание. Как Вам после четырнадцати лет напряженной президентской работы удалось сохранить исследовательский потенциал? Чем Вы в настоящее время занимаетесь?

Я не собирался быть «вечным президентом, хотя это намерение мне кое-кто пытался приписать. Сохранял тесные связи с академическим миром, участвовал в научных семинарах и конференциях, выступал с докладами и т.д. Моя «альма-матер, знаменитый Ленинградский институт точной механики и оптики дал мне прекрасную подготовку. Искренне благодарен ректору МГУ имени М.В. Ломоносова академику В.А. Садовничему, которой сразу же по прибытии весной 2005 года в Москву пригласил меня на профессорскую работу в этот прославленный российский университет и назначил главным научным сотрудником Института математических исследований сложных систем. Мы работаем с ним вместе в системе РАН по проблемам научного прогнозирования и моделирования развития мировой и ведущих национальных экономик на основе применения передовых математических методов. В этой области возрастающую роль стали играть демографические процессы, которые также вошли в наши общие с Виктором Антоновичем исследования.

Испытываю искреннее удовлетворение как руководитель талантливой исследовательской группы в Санкт-Петербурге. Это город моей светлой научной молодости и новых надежд.

Кстати, санкт-петербургский профессор Д. Кузнецов в прошлом году написал книгу о Вас «Трудная судьба демократа». Правда её не найти в Кыргызстане..


Надеюсь что она когда-нибудь выйдет и в Кыргызстане тоже. Тираж быстро разошелся. Книга стала раритетом. Она переведена на английский язык, представлена на международных книжных выставках, частности в престижной Лондонской и т.д. Своим нынешним положением в жизни и науке я удовлетворен. В конечном счете, пройдя через немалые испытания, я лучше понял, что моим истинным призванием все же является наука. Я сознательно отказался от участия в политической деятельности, хотя призывов из республики от своих сторонников и почитателей я до сих пор получаю много. В моих планах подготовка большой монографии, обобщающей итоги проводимых исследований. Думаю, что она выйдет в свет через 1-2 года. В ее высокой актуальности не сомневаюсь.

Недавно в российских СМИ широко обсуждались о том, что Вы со своими коллегами еще год назад предсказали начало нынешнего глобально финансово-экономического кризиса. Не могли бы рассказать об этом и для читателей портала News-Asia?

Дело было так. Еще год назад, мы с академиком В. А. Садовничим-ректором МГУ им. Ломоносова, а также профессором Коротаевым впервые разработали математическую модель, описывающую динамику развития кризисных явлений в социально-экономической среде. Мы показали, что предвестником глобальных кризисов является спекулятивный взрывной рост цен на нефть и золото, что приводит к надуванию соответствующего пузыря. Когда пузырь лопается – наступает экономический кризис.

Вы описали этот процесс математическим методом впервые?


Выходит так. Этот процесс очень трудно описать математическим языком, до сих пор это не удавалось никому в мире. Нам это удалось сделать. А дальше, как говорится, уже дело техники. Мы показали, что предвестником первой волны глобального циклического кризиса обычно служит цена нефти, а второй волны – золото. Вы наверное наблюдали, что в последнее время цены на золото взлетели до небес, преодолев исторический максимум, достигнутый в 1983 г. так вот обрабатывая изменения цен на золото за последние 5 лет, по нашей модели, мы предсказали, что вторая волна кризиса начнется 3 августа 2011 г. Наша работа была опубликована в самых авторитетных научных журналах в России и США ещё в 2010 году. А кризисный обвал на азиатских фондовых биржах начался в ночь с 4 по 5 августа. Так что получается, что мы ошиблись всего на один день. Главное состоит в том, что теперь мы имеем математическую модель, позволяющую заранее предсказывать наступление кризисов, а это позволит правительством подготовиться к нему и принять меры для его предотвращения или же существенного смягчения.

Известно, что Вы регулярно печатаетесь в российских журналах не только академического характера типа «Докладов Российской Академии наук», но и «Мир перемен», «Политический класс», «Геополитика и безопасность» и др. В них поднимаются важные проблемы, интересующие общественность России и других стран СНГ, всего международного сообщества.

Действительно, я тесно сотрудничаю с рядом периодических общественно-политических печатных изданий, вхожу в состав ряда редакционных коллегий. Для подтверждения важности этой работы приведу пример. В нынешнем году в первом выпуске международного общественно-политического журнала «Мир перемен» напечатана моя большая статься «Единение евразийских народов вокруг России - ключевой завет Л. Гумилева». Труды и идеи этого выдающегося ученого, подлинного патриота России хорошо известны в странах СНГ. Его именем назван Национальный университет в Астане. 1 октября 2012 года исполнится 100-лет со времени рождения талантливого сына России. Уверен, что эта дата будет широко отмечаться не только в России, но и в других странах СНГ, Монголии, Турции, в государствах тюркского мира. Хотел бы использовать и нашу беседу, чтобы привлечь внимание читателей к фигуре Льва Гумилева, его научным трудам и его нелегкой личной судьбе. Надеюсь, что в России 100-летие Л. Гумилева будет достойно отмечено на государственном уровне.

Уважаемый Аскар Акаевич! Прежде чем выйти на завершающий этап беседы хотелось бы задать Вам несколько блиц-вопросов. Обычно в ответах на такие вопросы проявляются глубинные внутренние убеждения людей.

Первый вопрос: каков Ваш главный девиз в жизни?

Беззаветно служить своему Отечеству и родному народу. Сохранять верность научному призванию. Идти вперед по принципу: «хвалу и клевету приемли равнодушно», как писал Пушкин.

Исторические фигуры ученых, которые явились для Вас идеалом?

Мой научный наставник Лауреат Нобелевской премии академик Александр Прохоров. Выдающийся российский историк Лев Гумилев. Великий гуманист современности Дмитрий Лихачев.

Пример жизни и работы каких современных деятелей является для Вас наиболее притягательным?

Академик Виктор Садовничий, возглавляющий МГУ. Лауреат Нобелевской премии академик Жорес Алферов. Из государственных и политических деятелей хотел бы отметить бывшего председателя КНР Цзянь Цзэминя. В Турции живет мой друг бывший президент страны Сулейман Демирель. Первого я называл Конфуцием современности, а второго Сулейманом Великолепным II.

Фигуры каких деятелей литературы, культуры и искусства Вы больше всего почитали и почитаете?


Ушедшие несколько лет назад мои выдающиеся соотечественники писатель Чингиз Айтматов и оперный певец Булат Минжилкиев. Они живут в моей душе. Люблю творчество древнего китайского поэта Ли Бо, родившегося в Кыргызстане.

Маэстро Юрий Темирканов, Маэстро Валерий Гергиев и Маэстро Владимир Спиваков, равных которым в мире не вижу. Я горжусь тем, что имею давнюю личную дружбу с этими выдающимися музыкантами современности. Люблю слушать классическую музыку в исполнении скрипача Вадима Репина и пианиста Дениса Мацуева, не могу жить без классической музыки ни дня..

К чему Вы наиболее нетерпимы в своей жизни?



Прежде всего, к предательству и двурушничеству. Не могу мириться с физической и интеллектуальной леностью у людей. Помните поэтические слова: «Душа обязана трудиться…»

Не можете ли Вы рассказать о нынешней жизни Ваших детей.

Главное, они трудятся. Два сына и две дочери получили хорошее, качественное образование. Знают по несколько иностранных языков. Прошли немалые испытания в жизни, гонения и аресты, неистребимую зависть и черный пиар, поэтому они знают, как сказала старшая дочь, все что не делается, их делает сильнее. Они наша опора. Мы с Майрам Дуйшеновной ими гордимся.

Пару лет назад прошумела история с Вашей библиотекой в Бишкеке. Как складываются с ней дела в настоящее время?


По примеру многих других стран в Кыргызстане имелось в виду осуществить проект создания Президентской библиотеки. В ней намечалось собрать документы и материалы по истории страны, особенно относящиеся к постсоветским годам, и предоставить их в свободное распоряжение историкам и заинтересованным гражданам. В ведение этой библиотеки я передал свой собственный архив и большую прекрасную личную библиотеку, которую собирал более сорока лет, начиная со студенческих времен. В библиотечный комплекс был отнесен принадлежащий мне на правах личной собственности очень скромный жилой дом общей площадью (с учетом подвальных помещений) всего 140 квадратных метров. Не удивляйтесь, именно 140! Бакиевская власть осуществила рейдерский захват библиотечной собственности, свершила акт беззакония. А на мой жилой дом, как сообщали, позарился младший бакиевский сынок Максим. Его хищнические аппетиты не знали границ. К огромному сожалению, канула в неизвестность моя личная библиотека, которой я очень дорожил и дорожу. Хотя нынешняя власть в Бишкеке отвергает бакиевский период и принятые тогда решения, но я мало надеюсь, что законность и справедливость в деле о библиотеке восторжествуют.

Каким Вы видите будущее своей родной страны?


Те, кто изучал нашу историю, хорошо знают, что в ней были тяжелейшие времена, само существование кыргызского этноса не раз висело на волоске. Но наши пращуры и предшественники оказались жизнеспособными. Порой рекой лилась кровь, но народ не сдавался. Героический эпос «Манас» дал яркие картины нашей далекой истории. В 2005 и 2010 годах кыргызский народ сполна хлебнул лиха, но эти трудности он преодолеет. Движение к демократии неодолимо во всем мире, это относится и к Кыргызстану. Я вижу свою республику в недалеком будущем благополучной страной со счастливым народом. Надо только правильно выбирать друзей и союзников, которые всегда готовы бескорыстно придти на помощь. Таким другом и верным союзником я считаю Россию и никогда не устану повторять призыв к своим соотечественникам: «Дружите с Россией, она нас никогда не подводила и не подведет».

Собираетесь ли Вы возвращаться на Родину и когда это произойдет?

Я принадлежу к кыргызам плоть от плоти, кровь от крови. Никогда не мыслил свою жизнь в отрыве от любимой родной земли, где покоятся мои предки. Всей душой я мечтаю вернуться на Родину. Но это зависит не только от меня. Бакиевская и сменившая ее нынешняя власть не раз давали понять, что мое возвращение нежелательно. Мне кажется, что они боятся. Они знают, что велик контраст между благополучным временем акаевского президентства и нынешним кризисным состоянием, между социальным оптимизмом тех времен и нынешним общественным пессимизмом. Однако Жизнь течет. Правители приходят и уходят. Придет время, когда наступит праздник и на моей улице. И это время не за горами.

Что Вы хотели бы передать свои соотечественникам в связи с 20-летием республики?


Желаю родной стране благополучия и процветания, быстрейшего преодоления тех трудностей, которые выпали в последние годы на ее долю. Пусть в семьях моих соотечественников всегда царят мир и согласие, аксакалы встречают заслуженные почет и уважение, дети своим здоровьем и успехами в учебе радуют родителей. Преклоняюсь перед кыргызскими женщинами, их трудолюбием, жизненной мудростью, их способностью обустраивать жизнь даже в самые тяжелые времена. Пусть в домах кыргызстанцев всегда будет в достатке хлеба и пиши, тепла и света. Пусть на горных пастбищах тучнеют стада, а в долинах сады и поля радуют обильным урожаем. Каждому кыргызстанцу желаю крепкого здоровья, счастья, праздничного настроения.

Душой, сердцем, всеми помыслами я всегда остаюсь с моим родным народом.

 

Другие гости

Шарипов Салижан

Летчик-космонавт, первый космонавт Кыргызской Республики, Герой Киргизии и России

Содном Ирдынеев

Политолог, член Комиссии по делам казачества Бурятского Регионального совета сторонников, хорунжий Забайкальского Казачьего Войска – Член Правления Окружного Казачьего Общества Республики Бурятия «Верхнеудинское»

Келдибеков Ахматбек

Депутат парламента Кыргызской Республики, председатель Комитета по бюджету и финансам, заместитель межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС

Токтайым Уметалиева

Председатель Ассоциации НПО и НКО, известна своей правозащитной деятельностью и активным участием в политических и социальных процессах, происходящих в Кыргызстане. Имеет ряд научных и политических статей и публикаций в ведущих СМИ. В 2005 году Уметалиева стала первой в истории независимого Кыргызстана зарегистрированной женщиной-кандидатом в Президенты КР, однако гонку за кресло главы государства проиграла. Позже, в 2009 году вновь предприняла попытку баллотироваться в президенты страны, однако и в этот раз потерпела неудачу

Обзоры

 Владимир Банников 

ЗАЧЕМ ПРЕЗИДЕНТ КИРГИЗИИ РАЗРУГАЛСЯ С КАЗАХСТАНОМ?

Несмотря на откровенно провокационную риторику соседнего президента, Нурсултан Назарбаев не дал ему официального ответа, однако первые шаги в охлаждении двусторонних отношений уже есть

 Екатерина Пантелеева 

ПОПЫТКА № 4

Приобрести киргизскую компанию MegaCom пожелала российская «чайная королева» Елена Нагорная

 Елена Короткова 

ОБЩЕЕ БОГАТСТВО

Кыргызстан и Казахстан отметили 10 лет сотрудничества в сфере трансграничных рек и обсудили вопросы относительно сбережения водных ресурсов

О стране