пятница, 07 августа 2020
Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

Народный репортер

Напишите нам

Кыргызстан / Актуальная темаRSS

Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

Особенности национального коронавируса: чем вирус отличился в Кыргызстане?

19 июня 2020 10:03    Просмотров: 2064

Источник: МК-Азия

Елена Короткова, © News-Asia

18 июня 2020 года исполнилось ровно три месяца, как власти Кыргызстана официально объявили о первых случаях коронавируса на территории республики. Почти все это время республика живет в режиме ЧС, уже пережив режим ЧП в некоторых регионах и столице. И переживая карантин в Бишкеке и ряде других населенных пунктов, окончание которого власти не называют даже приблизительно. Экстремальная ситуация в Кыргызстане, как и в других постсоветских странах, высветила ряд хронически нерешенных проблем. Слабые системы здравоохранения и образования, малую социальную защищенность и большую бедность населения, огромную социальную пропасть между гражданами одной страны, желание властей использовать ограничения ВОЗ в своих целях и усилить цензуру в СМИ и интернете, непобедимое семейное насилие, коррупцию, кумовство… Но за эти месяцы в КР выплыло наружу и еще кое-что, что не выплывало столь явно в других странах-соседях по Центральной Азии и в странах-партнерах по ЕАЭС.

«МК-Азия» выделил три «особые приметы» политического поля республики, для которых эпидемия стала реактивом, максимально и наглядно продемонстрировавшим их всему миру.

«Невкусная» элита

Коронавирус показал, что кыргызские депутаты, министры и чиновники разного ранга еще более далеки от населения в кризисный период, чем их коллеги в других странах Центральной Азии и в ЕАЭС. Как истинные, так, возможно, и мнимые случаи инфицирования коронавирусом для того, чтобы показать близость к народу и его проблемам среди представителей высших эшелонов власти уже зафиксированы во всех странах ЕАЭС и ЦА (в Казахстане COVID-19 найден даже у экс-президента, а ныне главы Совбеза Казахстана Нурсултана Назарбаева). Кроме Туркменистана (где вообще запретили даже употребление слова «коронавирус») и… Кыргызстана. Похоже, что политическая «элита» республики оказалась настолько далека от обычного населения и настолько мало с ним контактирует, что инфицироваться от обычных сограждан просто не может. Сказать, что весь госаппарат поголовно соблюдает самоизоляцию, масочно-перчаточный режим и обливается санитайзером с головы до ног, нельзя. Фотографии пресс-служб министерств и ведомств, да и самих чиновников говорят о нарушении многих рекомендаций, которые в принудительном порядке заставляют соблюдать обычное население Кыргызстана уже три месяца. Но почему-то среди нарушителей сначала предписаний режима ЧП, а теперь и предписаний карантина «сверху» до сих пор нет ни одного публично оштрафованного. И нет ни одного ковид-положительного депутата, крупного чиновника или министра (или даже главы кабмина). И вот самый яркий пример.

                                                                                                                                          Фото: Facebook, Адилет Султаналиев

Это фотоснимок, сделанный после передачи полномочий после отставки экс-премьером Мухаммедкалыем Абылгазиевым Кубатбеку Боронову пресс-секретарем премьер-министра Адилетом Султаналиевым. На фотографии в разгар эпидемии в стране и карантина в Бишкеке рядом без масок на лицах, перчаток на руках и дистанции стоят более 100 человек: это и простые сотрудники аппарата правительства, и члены правительства, и два премьера: уже бывший и уже действующий. Те самые люди, что ругают население и те, по чьей инициативе штрафуют это самое  население за несоблюдение санитарно-эпидемиологических норм, входящих в пакет профилактики коронавируса. Минздрав Кыргызстана рапортует о росте инфицированных в Бишкеке, в правительстве заговаривают об ужесточении карантинных мер…Но власти Кыргызстана и власть имущих коронавирус не трогает, несмотря на нарушения правил, которые от него же по их же циркулярам и заверениям спасают. Чудеса ли это иммунитета работников госаппарата или избирательность вируса, которому не по душе чиновники Кыргызстана – непонятно.

Единственным пока кыргызстанцем, имеющим хоть какое-то отношение к власть имущим в Кыргызстане, пусть и уже относительное, и инфицировавшимся коронавирусом, был экс-кандидат в президенты Кыргызстана в 2017 году, экс-спикер ЖК КР, общественный деятель Мукар Чолпонбаев. Покойный: 70-летнего мужчину не смогли спасти.

Про «Юпитеров» и «быков»

Еще одной отличительной чертой эпидемии по-кыргызстански стали крайне избирательные наказания за нарушения правил режимов ЧП и карантина, связанных с похоронами. Похороны – мероприятие массовое, в условиях объявленной эпидемии и глобальной пандемии опасное, если не соблюдать санитарно-эпидемиологических предписаний. Тем более, что в Кыргызстане проводить в последний путь человека приезжают по возможности родственники и знакомые из всех регионов, и даже один инфицированный коронавирусом, по официальной позиции властей, мог привести к вспышкам по всей стране. Поэтому перед введением ЧП в Бишкеке и на юге страны и с введением ЧС по Кыргызстану Кубатбек Боронов (тогда еще не премьер-министр, а просто первый вице-премьер) призвал не устраивать массовых похорон. И не нарушать тем самым запрет на проведение массовый мероприятий (к слову, действующий и по сей день на неопределенный срок).

«Жаназа (похороны в исламе, авт.) – это одно из важных мероприятий, но, в то же время, это массовое мероприятие, где собирается много людей. И мы бы хотели призвать граждан с пониманием отнестись к сложившейся ситуации и не устраивать большое мероприятие с приглашением множества людей. По возможности пригласить как можно меньше людей», – призвал он вечером 24 марта на брифинге, за пару часов до начала действия режима ЧП в Бишкеке и ряде регионов.

Из-за ограничения передвижения по Бишкеку в режиме ЧП за 47 дней многие из горожан, потерявших родных и близких людей в это время, не смогли проститься с ними. Приказ Минздрава КР регламентировал, что похороны в режиме ЧС и ЧП могут посещать только самые близкие родственники и священнослужители.  Плюс работал запрет о проведении массовых мероприятий, к которым относятся и траурные митинги, и похороны, и поминки. Но, как оказалось, противоэпидемические запреты эти де-юре существуют для всех, но де-факто оказалось, что кому-то «сверху» можно их нарушать. Неравенство в республике, связанное с соблюдением ее законов, и существующее по принципу крылатого изречения «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», конечно же, было и до прихода коронавируса. Но режимы ЧС и ЧП дважды продемонстрировали его во всей красе с интервалом в месяц.

Первый раз – когда в конце апреля ушел из жизни народный артист Кыргызстана, комузист и акын-импровизатор Элмирбек Иманалиев. После того, как Иманалиев скончался, его зять Мирзат Муканов написал в своем аккаунте в Facebook о том, во сколько состоится митинг-реквием и где именно его покойного тестя предадут земле. «...Но это не приглашение. Мало кто сможет присутствовать, мы это понимаем», – отметил он. Но пост сработал именно как приглашение. Утром 21 апреля в бишкекский микрорайон Тунгуч проститься с Иманалиевым пришли несколько сот человек ( к слову, добравшись через блокпосты, которыми был перекрыт Бишкек). Несмотря на угрозу  коронавируса (Бишкек на 21 апреля был признан городом-лидером по числу выявленных случаев заболевания – 121 человек из 590 по всей стране), поклонники и родственники акына – импровизатора, общественные деятели и госчиновники не соблюдали дистанцию, многие были без медицинских масок, предписанных комендатурой Бишкека в режиме ЧП. Проститься можно было и онлайн: трансляцию гражданской панихиды вели и государственные СМИ (телеканалы КТРК, Ала-Тоо-24, ЭЛТР), и на страничках в Facebook и Instagram Министерства культуры, информации и туризма КР. После этого в социальных сетях разразилась целая буря относительно того, стоило ли нескольким сотням кыргызстанцев в разгар объявленной эпидемии лично прийти, чтобы проводить акына в последний путь. Мнения разделились. Одни дискутирующие кыргызстанцы посчитали, что даже угроза заражения коронавирусом и последующей смерти не является поводом для того, чтобы не отдать дань памяти на похоронах творцу лично – Иманалиев был для устного творчества Кыргызстана фигурой, равной Чынгызу Айтматову для кыргызской литературы.

Прощание с Элмирбеком Иманалиевым, 21 апреля 2020 года. На значительной части прощающихся на этом снимке надеты маски, предписанные комендатурой и режимом ЧП, но соблюдения дистанции нет никакого. Фото: пресс-служба Министерства культуры, информации и туризма КР

Другие же сочли поступок соотечественников безответственным, и посчитали, что почтить память Иманалиева можно было и иначе. Были и возмущенные тем, что комендатура Бишкека, ограничивающая в режиме ЧП похоронные процессии других граждан и вообще городскую жизнедеятельность и уговаривающая «потерпеть», в данном случае не только сделала исключение. Но и никого не оштрафовала за несоблюдение дистанции и отсутствие у ряда присутствующих масок на лицах, да и вообще допустила массовый сбор желающих проститься лично. Сторонников того, что несмотря на коронавирус на траурный митинг стоило прийти лично, оказалось больше. И комендатура, и муниципалитет промолчали, никак не прокомментировав ситуацию. И уж тем более не выписав никаких штрафов за массовое мероприятие. И никак (даже словесно) не осудив родственников покойного творца за косвенный призыв к организации массового скопления вопреки запретам – пусть и из самых благих побуждений. Вторыми громкими похоронами с чуть менее масштабным скоплением кыргызстанцев стали через месяц в конце мая похороны Мукара Чолпонбаева – экс-спикера парламента КР, государственного и общественного деятеля. Он скончался от коронавируса. Но… Несмотря на строгий порядок захоронения в условиях ЧС и причину смерти Чолпонбаева, предполагающую усиленные меря предосторожности, и на запрет массовых мероприятий, 25 мая проститься с ним пришли так же очень многие – коллеги, друзья, родственники, представители парламента и правительства…Включая министра здравоохранения Сабиржана Абдикаримова, который стал антипримером реализации норм, спущенных его же ведомством для обычных сограждан «вниз».  Про маски, перчатки, социальную дистанцию на мероприятии вспоминали не все. Как и про то, что за подобное массовое мероприятие следует штрафовать по букве законов, действующих временно в Кыргызстане на неопределенный срок…

Примечательно, что оба раза после траурных мероприятий Минздрав (да и муниципалитет) начинали заявлять о росте инфицированных коронавирусом в столице и появлении случаев, когда источник инфицирования не выявлен. Официально с трибуны на онлайн-брифингах не выявленные случаи списывались на то, что в этом виноваты сами кыргызстанцы. Это они не соблюдают санитарные нормы, не носят маски, не моют руки и создают излишнюю скученность на улицах, в магазинах, в транспорте, на рынках…Но при этом все профильные чиновники предпочитают скромно молчать о том, были ли в числе инфицированных за последние 2 месяца жителей Бишкека и новостроек те, кто прощался с Иманалиевым и Чолпонбаевым. Потому как при озвучивании этих данных пришлось бы признавать свои же ошибки и за них же отвечать, чего чиновники делать крайне не любят.

Я не я и зараза не моя…

Третья отличительная черта, которую коронавирус в республике сделал выпуклой настолько, что не увидеть ее просто невозможно – это нежелание большего числа чиновников Кыргызстана брать на себя ответственность и за порядок, и за беспорядок. И желание спихнуть эту ответственность на население. Даже если это самое нежелание и приводит к потенциальному раздроблению страны. Наиболее ярко ее демонстрировал и демонстрирует столичный муниципалитет – как во время ЧП, так и в действующий сейчас карантин. В частности, во время ЧП и комендант города, замглавы МВД КР Алмазбек Орозалиев, и мэр Бишкека Азиз Суракматов фактически не брали ответственность за порядок, упорно игнорируя воцарившееся двоевластие в новостройках в виде самовольных «народных» «антикоронавирусных» блокпостов. И его не комментировали как явление. Правда, однажды косвенно мэр Суракматов проблему признал, говоря о случаях недобросовестного распределения гуманитарной помощи. И только. Та же проблема нежелания навести порядок и взять ответственность на него за себя была, кстати, не только в столице, но и во многих регионах Кыргызстана. До тех пор, пока  самовольные «карантинные посты», которые стали своеобразным символом начала феодальной раздробленности республики, не осудили в правительстве. Ни на местах в регионах, ни в Бишкеке никто за самовольные ограничения передвижения по стране и за ряд конфликтов, которые вспыхивали из-за этого на «народных блокпостах», ответственности не понес.  А нежелание брать на себя ответственность за беспорядок проявилось максимально в Бишкеке, в первые дни выхода из ЧП и перехода на карантин. В условиях карантина и постепенного запуска объектов инфраструктуры и экономики практически в день отмены ЧП было официально заявлено, что для работы по всем видам возобновленной видов экономической деятельности при себе необходимо иметь каждому человеку не только паспорт. Но и справку с фактического места жительства и справку с места работы, заверенную налоговыми органами. Индивидуальные предприниматели могли передвигаться с патентом: его опять же надо было получить в районном филиале налоговой, отстояв очередь и подвергая себя риску инфицирования коронавирусом. На получение всех бумаг отвели два дня с 11 до 13 мая, в очередях стояли сотни бишкекчан, которым уже было глубоко плевать и на социальную дистанцию, и на масочный режим. Онлайн-система же выдачи документов из налоговых в первые дни не справлялась с объемами заявок и показала свою несостоятельность. Второй очаг создали на территории Центров обслуживания населения: все их открыли в один день, а не постепенно по опыту соседних стран. И только когда люди отстояли очереди за паспортами или продлением регистрации и иными документами в первый день, было озвучено, что по ряду документов штрафов за их просрочку не будет и можно немного подождать с их переоформлением... Муниципалитет, перенимающий управление городом от комендатуры, мог отрегулировать подобное оповещение граждан заранее, но не стал. Как не стал и брать на себя ответственность за беспорядок.

Зато позже, «забыв» про искусственно созданные муниципалитетом два потенциальных источника заражения коронавирусом, его представители обвинили в увеличении числа коронавирусных больных с неустановленным источником заражения… массу продавцов и покупателей на рынках, скученность в ТРЦ и забитые маршрутки. И, конечно же, самих горожан, которые лишний раз без надобности выходят в общественные места, не носят масок и не блюдут дистанцию. Ни единого раза ни в отчетах представителей и мэрии города Бишкек об эпидемситуации, ни в отчетах Минздрава не упомянули, стоял ли кто-то из тех, кто «неизвестно где» заразился, в двух очередях в середине мая. Так же скромно и целомудренно промолчав про эти очереди, как и про посетителей несанкционированных масштабных похорон.

Правда, надежда на то, что хотя бы часть чиновничьего аппарата ответит за халатность и безалаберность, есть. Глава кабмина Кубатбек Боронов (который до этого был вице-премьером и временно курировал деятельность Республиканского штаба по COVID-19) пообещал недавно, что все чиновники, недостаточно качественно противостоящие коронавирусу в КР своими действиями, ответят перед законом: на заседании Республиканского штаба по COVID-19 он заверил, что «... в отношении ответственных лиц, допустивших ошибки в работе в период вспышки COVID-19, будут приниматься соответствующие меры». Но, учитывая, что фактически Боронов сам не соблюдает норм, которые продвигает для населения штаб КР по COVID-19 под его руководством, похоже, надежда эта тщетна.

Я рекомендую 2 + Поделиться Twitter Facebook
Нравится

Самое интересное

Комментарии

Другие новости

27 июля 2020 20:16

Менее 1% судей Кыргызстана, на которых жалуются граждане, попадает под суд

Исследование проводило ОО «Институт общественного анализа». Как следует из результатов мониторинга, за 6 месяцев 2020 года Дисциплинарная комиссия при Совете судей КР собиралась 25 раз, чтобы рассмотреть более 360 жалоб на судей. Но до финального решения по жалобам и подробного изучения дошли далеко не все обращения граждан

25 июля 2020 13:08

«Политическое убийство»: после смерти правозащитника Аскарова Кыргызстан могут внести в «черный список»

По словам правозащитников Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», власти Кыргызстана, включая президента Сооронбая Жээнбекова, знали о возникшей угрозе его здоровью. Но игнорировали просьбы об оказании медицинской помощи, что привело к смерти известного пожизненно осужденного

Обзоры

 Александр Кацев 

ДЕЛАТЬ,ЧТО ЛИ, НЕЧЕГО?

Власть, особенно среднего уровня, во всех нюансах предсказуема.

 Елена Короткова 

ОБЕЗГЛАВЛЕНЫ, НО НЕ СЛОМЛЕНЫ

Во время штурма большие потери понесли в спецназе ГКНБ «Альфа» и в ГУВД Чуйской области

 Александр Кацев 

А ВЫ ЧИТАЛИ?!

О преобразованиях Конституции Кыргызстана в области языка

О стране

Кыргызстан (Киргизия) - высокогорная страна.

После распада СССР, 31 августа 1991 года Кыргызстан объявлен независимым государством. 5 мая 1993 была принята Конституция республики. Кыргызстан занимает площадь 198.5 тысяч км². Границы Кыргызстана с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Китаем проходят главным образом по горным хребтам и рекам гор Тянь-Шаня. И именно горы занимают почти три четверти территории Кыргызстана.


Кыргызстан - многонациональное, унитарное государство. В административном отношении территория Кыргызстана делится на 7 областей: Баткенская, Джалал-Абадская, Нарынская, Ошская, Таласская, Чуйская и Иссык-Кульская. Каждая область подразделяется на районы. По республике в целом насчитывается 40 административных районов, 22 города. Районы делятся на 429 сельских айыльных кенешей.

Столица республики - город Бишкек.